Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Опять в больничке

Лежу в больничке уже два дня. Плановая операция, на которую я записалась еще в начале декабря, т.е. буквально через день после прихода кондратия. Вчера утром я легла, а сегодня утром должна была быть эта самая операция. И что? Да вот фиг!

Вчера записываюсь и говорю, что я выбираю наркоз (в народе - "полный наркоз"). Потому что мы с доктором, у которого я была в другой очень платной клинике, так решили. Ну т.е. решила я, а он поддержал. Медсестра записала наркоз, я пошла в палату.

За весь день ко мне никто не пришел, не померял, не изучил, не послушал, не обсудил и вообще ничего. Только дважды попытались накормить молочным супом, который я не ем. Я спросила медсестру, зачем я вообще здесь лежу, и не могла ли бы я еще лишний день болтаться на воле? Она сказала, что операция же, и наркоз же. А потом пришла в палату и сказала, что ко мне не пришли, потому что я записана под анестезией (в народе - "местный наркоз"). Я сказала, что нифига, и что я не буду резаться в сознании. Она пошла снова позвонить, потом вернулась и сказала, что ок, наркоз, но тогда после десяти вечера не ешь и не пей.

Ночь я спала не очень. Во-первых, очень жесткая кровать, от которой у меня отлежались все кости и мясы. Во-вторых, мысль, что назавтра тебя собираются резать, сна не добавляет. Кое-как поспала, в шесть утра пришли померять мне температуру и сказали не завтракать.

Потом пришел мой доктор, который хирург, и сказал, что проблемы. Что он записал меня на наркоз, потому что мы так договаривались, но заведующий сказал, что фиг, что одну опухоль под наркозом не режут, и перезачеркнул на анестезию. Я сказала, что не дамся. Доктор сказал, что он тоже предпочел бы наркоз, но не может супротив воли главного, и что когда главный придет показывать студентам нас с соседкой-бабулей, то чтобы я ему сама все сказала.

Пришел главный и сказал, что нефиг. Я сказала, что мне уже делали такую операцию пятнадцать лет назад именно под наркозом, и что даже в менее развитых странах, чем наша, делают наркоз. Он сказал, что все фигня, и он не видит необходимости в наркозе. Я сказала, что мне неважно, что видит он, и что решать буду я, потому что резать и пилить будут меня, а не его. И я хочу наркоз. Тогда он сказал, что снимки плохие, и что он вообще ничего не видит. И чтобы я сделала томограмму. Назначил мне на сегодня томограмму, а на завтра беседу с психологом, который проведет среди меня разъяснительную работу, а потом по результатам решит, надо мне наркоз, как особо психической, или я просто блажу.

Зашибись. Откуда психолог вообще знает, надо мне что-то или нет? Надеюсь, он хотя бы будет с медицинским образованием, а не с какого-нибудь педа или политеха. Я спрошу у него завтра, знает ли он ход операции. Потому что если знает, то как он может доказывать мне, что это совершеннейшая фигня, когда тебе пилят циркуляркой череп, задрав верхнюю губу до лба, чтобы удобнее было выковыривать кусок кости с опухолью. А если не знает хода операции, то как он может решить, больно это или нет, страшно это или нет. Как будто пара кубов кетамина очень вредны для организма, а несколько дней и ночей в ожидании операции, потом неизвестность, будут ли резать, потом страх, когда тебе пилят череп, а воняет паленым мясом и костями - совершенно безопасное и невредное легкое расстройство, больше похожее на грусть расставания с кусочком ненужного мяска.

Зато в столовке картина донельзя апокалиптична. Сидим с бабулей, она ест суп, я пью ужасный черный сладкий чай. Заходят два мужика с опухшими лицами, с огромными черными кругами под обоими глазами, берут по тарелке супа. Ставят на стол, садятся, достают из карманов трубочки, которыми пьют молочные коктейли в макдачке, и начинают пить через эти трубочки суп из тарелок. Бабуля была в некотором смятении. В палате она вспомнила про это и спросила, кто ж их бедных так избил. Я сказала, что никто, и что это они просто после операции, и что послезавтра я тоже буду такая же. Бабуля ужаснулась, так что сейчас она тоже активно поддерживает мою идею о наркозе.

Сейчас меня выпустили погулять, но на ночь придется вернуться. Я хотела с ночевкой, а бабуля заистерила, что она за всю жизнь никогда не спала одна, и что она тоже тогда уйдет. А она живет в диких чигирях на севере страны, куда она пойдет? Придется возвращаться на дурацкую жесткую кровать. Завтра после разговора с психологом поеду покатаюсь на Ронде, погуляю туда-сюда, чтобы отвлечься от всех этих проблем, а вечером в больничку соблюдать режим и голодать перед операцией.

Томограмма показала, что опухоль за месяц выросла втрое, поэтому доктор может записать ее как три опухоли, а не одну, и тогда почти гарантировано прокатит наркоз. Но все равно я не имею гарантии, что в четверг я буду валяться обкуреная, а не пойду злая с полным ртом опухолей домой ждать, когда снова поплохеет так, что я уже готова буду сдаваться на операцию хоть вообще без всякого обезболивания.
Tags: Ветеринарная медицина, Дурдом, Я
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments