Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Category:

Анонимка

Сегодня приезжали институтские врачи из другого города на нашу конюшню. Я, разумеется, поняла только 10% того, что говорили, но мне девчонки немного перевели. Правда, я уехала как раз, когда вывели Легу. Главврач посмотрел на него и сказал — хоспаде, где вы этого инвалида взяли??? Врачица пожала плечами и поскулила.
А что я говорила им еще до покупки этого коня??? Что он инвалид! А она не верила! Полтора года не верила, и вот только недавно до нее стало доходить. Я еще до покупки говорила, что у него шрам поперек позвоночника, а она сегодня им заявляет - мы его купили, когда у него была зимняя шерсть, и не было видно. Какая блин зимняя шерсть??? В сентябре его выбирали, у него рожа вообще голая была после люпина, и сам он был голый, как левретка, у меня же фотки есть!

Врачи делали разные тесты, потом сказали, что у него искривлен позвоночник, и очень сильно. И что на ноге той, на которую конь жалуется, довольно сильно оторвано сухожилие от кости, и воспаление, разумеется. Сейчас и ему и Кабрику прописано две недели стоять в деннике в компрессах круглосуточно со специальными мазями, которые они пришлют. А потом шагать по асфальту, постепенно добавлять нагрузку, а потом они снова приедут и посмотрят, как что изменилось.

Врачи попросили нашу дурынду, чтобы она сказала, какими именно лекарствами она лечила Легу. Она долго мялась, говорит - ну там колола что-то... Они ей - так принесите журнал, покажите, чем именно кололи? Она мялась, ныла, но так и не принесла. Про Портье спросили, чтобы принесла рентгены, которые хирург делал перед и после операции, она куда-то ушла, потом вернулась и говорит, что рентгенов нет, хирург ей не прислал снимки. Они - как это не прислал??? Как один врач отдал коня другому врачу и не прислал снимки? Спрашивают, ну ок, что именно он колол Кабрику? Она - я не знаю, что он колол, он мне не сказал. Врачи в дичайшем шоке.

Врачи спрашивают ее потом - а есть у вас спирт, чем протереть место укола? (Они хотели кольнуть там что-то.) Она удивленно сказала, что нет спирта, он же не нужен лошадям для протирки перед уколами. Все пятеро приезжих не сговариваясь хором начали ржать.

Они говорят - овес больным убрать, шагать их каждый день без выходных. Наша им - как это? Улошадей должен быть хотя бы один выходной, чтобы они отдыхали от людей! Врачи - нет, у лошадей не должно быть выходных!!! Она там пыталась с ними спорить, но они сказали, что никаких выходных, и лошадей нужно двигать. Особенно Легу, потому что у него еще к тому же проблемы с кровоснабжением в ногах, и ему обязательно нужно двигаться как можно больше, чтобы кровь не застаивалась.

Я показала фотки дыр ноги Портье, которого она запорола за это лето. Они сказали, что им не нужно смотреть фотки, потому что они по своим тестам (рентген, эхоскопия и т.д.) видят, что произошло и почему и как. И кстати, полицейская им сказала, что тот врач из другой страны, который Портье оперировал, все сказал, как и когда нужно делать, подробно расписал на бумаге весь реабилитационный период. Они спросили, все ли соблюдалось, полицейская сказала, что не соблюдалось вообще ничего. Врачица стояла молча и обтекала.

Я поговорила с врачами, они сказали, что они не отвечают за то, что было до них, и что прекрасно понимают по состоянию здоровья лошадей, почему мы все такие злые, и что это не в их компетенции - что-то тут исправлять, и что сами такого врача завели, сами и меняйте.


Самое интересное. Некто написал анонимку на меня в гестапо комиссариат. Не будем показывать пальцем, кто. Написали, что я калечу и ломаю лошадей, и про этот последний инцидент с Эйфориусом. Замкома завтра едет на допрос по этому поводу. Командир сказал, чтобы она отвечала на поставленные вопросы и никуда не сворачивала. Хотя, замкома сказала, что она выскажет все, как есть. Но командир сказал, что сам все уладит, и чтобы она ничего не говорила. Ну посмотрим. Замкома послушала, как ей врачица и завхозша (надеюсь, вы не забыли, что завхозша все еще член серпентария) рассказывали, как серый напал на всадницу с кобылой, и спросила, звонили ли они всаднице. Они помялись и сказали, что нет. Замкома позвонила сама, всадница сказала, что фигня вопрос, она уже ехала на конюшню, серый прибежал и поперся сзади, потом сунул нос в хвост кобыле, чтобы познакомиться, кобыла отбила, серый отвял. Не дрался, не пытался, вообще не приставал больше. Просто дошел с ней до их конюшни. Потом спокойно дался нашей берейторше забрать его и увести домой, хотя серпентарий хором убеждал, что берейторше пришлось его ловить.

Пока я была в России, врачица шагала серого на корде по периметру манежа, а серый колобродил и пытался ее съесть. Она говорила, что он хромает на плечо после травмы, которую получил по моей вине. Сегодня она отказалась писать мне лошадей в журнал и сказала, что больше этого делать не будет никогда. Замкома сказала ок, и сама вписала мою фамилию моим лошадям. Со скандалом, разумеется.

Я серого погоняла на корде после четырех выходных, он бегал по потолку и стенам, веселился, как припадошный, еле угомонился. Не хромал ни на миллиметр, был весел и жизнерадостен. Содранная от кобыльего копыта кожа уже заросла, завтра поеду в мартингале. Не натрет уже.

В общем, жизнь бьет ключом. Посмотрим, что будет на допросе. А я потихоньку буду выписывать все врачицыны похождения из ЖЖ в отдельный файлик, чтобы было чем крыть ее анонимку. Если выгонят — отнесу в гестапо комиссариат. Эффект будет, как от брошеной пачки дрожжей в деревенский туалет летом.
Tags: belmonto, lego, Ветеринарная медицина, Дурдом, Лошади, Эйфориус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments