Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Саратовские страдания, часть вторая



Саратов, 1996 г.

Осенью следующего года мы вернулись в Саратов. Саратов – один из немногих городов, получая разнарядку в который, артисты кричат «ура», а не получившие жестоко им завидуют.
Мы ехали в Саратов из Астрахани, где провели почти все лето. Но после Астрахани у меня был отпуск, и я полетела в Туркмению, а Рус поехал с лошадьми в Саратов. Первый месяц они стояли там на ВП, а после отпуска я присоединилась к ним.
Я приехала, довольная Ашхабадом, загорелая, накупавшаяся в Кара-Кумах, и главное – радостная от того, что наконец-то смогла вырваться в Россию. Не сказать, чтоб я особенно рвалась, но работать было нужно, а транспорт из Туркмении в Россию отсутствовал как класс.
Меня ждал старый добрый Саратовский цирк, по которому я соскучилась. Наша Санта была так беременна, что еле передвигалась. С нами на ВП в цирке были наши друзья Анна и Рубен. На улице все еще было жаркое лето, несмотря на середину августа. Моя кошка Илья страшно по мне соскучилась и на радостях сожрала ушастого ежика, которого я привезла из Ашхабада. (Уточню, что привезла я его для того, чтобы он поедал тараканов, а не оказался кормом сам.)

В цирке показывали динозавров. Возле цирка стоял один из этих огромных монстров, шевелил головой, опускал шею и делал вид, что кушает траву – такую же резиновую, как и он сам. Толпился народ, наши артисты пользовались случаем и продавали детям шарики-трансформеры. Я решила тоже подзаработать денег, взяла Бампера и поехала на разведку, искать хорошее место для катания. Я гуляла по городу, разглядывала дома и людей, радовалась красивому чистому городу. Потом решила поехать в сторону набережной, и по дороге увидела потрясающий магазин. На нем была вывеска, гласящая: «Большая одежда для больших людей», а над этими словами огромными буквами красовалось собственно название магазина: ЗОЛУШКА. Я оценила тонкий юмор владельцев магазина и направилась дальше. Сделав небольшой круг по городу, я оказалась на площади с памятником Чернышевскому, если не ошибаюсь. Еще на площади был фонтан, ресторан «Лира» и консерватория. Возле фонтана было несколько вывесок с рекламой фотографов, которые стояли рядком и зазывали народ сфотографироваться на фоне консерватории. Я села отдохнуть на мраморный бортик фонтана, Бампер стоял рядом. Постепенно я привыкала, что нахожусь в России. Мне вообще нелегко дается перестройка с туркменской жизни на российскую, и, напротив, я легко привыкаю к жизни в Туркмении, приезжая туда из России. Я уезжала всего на месяц, но казалось, что я долго жила где-то в другом мире, на другой планете. Другие люди, другая природа, другие запахи… Мне было грустно без Туркмении, но вместе с этим радостно от того, что я сейчас тут, в России.
Я не могу описать эти чувства, это что-то неосознанное. Как будто две любви в одном сердце. В общем, я сидела и размышляла…

Я с Бампером на площади у фонтана.

68,03 КБ

Прошло где-то полчаса, пока я совсем не замерзла от близости воды и брызг фонтана, и я решила ехать дальше. Но потом я огляделась и подумала, что эта площадь – как раз то, что нужно. Тут нет транспорта, потому что улица, идущая от площади к цирку – пешеходная. Близость к цирку (четыре квартала), достаточное количество народа с детьми. Рядом – набережная, где гуляют люди. Лавочки для отдыха. Фотографы… Так, с фотографами нужно поговорить обязательно. Я подошла к ним и сделала им предложение: я им обеспечиваю работу, т.е. они имеют возможность фотографировать желающих на моей лошади, ничего мне за это не доплачивая; а они мне за это будут «крышей», т.е. обеспечивают меня надежной охраной в случае неадекватного поведения пьяных прохожих, слишком активно возжелавших прокатиться на лошади. Мы ударили по рукам и познакомились ближе, назвав свои имена. За Бампера представилась я сама.

Ребята-фотографы со временем оказались замечательными друзьями, заботливо подкармливающими меня бутербродами и мороженым. Несколько раз они заступались за меня, разгоняя пьяных «джигитов». Один раз даже побили самого буйного.

Народа на площади было много, и мы с Русом решили ездить катать вдвоем. Я на Бампере катала только детей и легких девушек, жалея его; а Рус на Гусаре катал взрослых.
Однажды был интересный случай. К нам подошли две женщины лет сорока пяти, по виду – приезжие из глубинки, или повышающие квалификацию, или заочницы какого-нибудь бухгалтерского института. Женщины были чуть навеселе, оживленно болтали, заигрывали с фотографами и Русом. Потом одна из них решила прокатиться на Гусаре. Рус попросил ее подождать, пока он подтянет подпруги у седла, которые мы расслабляли в отсутствие желающих покататься. Одна из женщин ушла к фонтану умыться, а вторая ждала команды садиться верхом. Рус переседлывал Гусара, а женщина стояла перед ним, прижимая к груди обыкновенный пакет с ручками. Я стояла невдалеке и наблюдала за процессом. Вдруг Гусару что-то не понравилось, скорей всего Рус слишком сильно подтянул подпругу. Гусар резко вытянул шею и куснул женщину за пакет. Рус ничего не заметил, но я увидела это и подошла проверить, все ли в порядке. Женщина стояла с расширенными от испуга глазами и молча смотрела на Гусара, а Гусар выпустил из зубов пакет женщины, за который он ухватился, и пакет упал на землю с хорошенькой дыркой на нем. Из пакета выпали тетради, ручка, косметичка и еще что-то. Вдруг мы услышали, что внутри Гусара что-то шипит. Громкое шипение раздавалось изо рта коня, хотя тот стоял не шевелясь и не двигал челюстями. Мы замерли и уставились на него. Через несколько секунд Гусар зашевелил губами, наклонил голову, и на асфальт изо рта лошади выпал баллончик со слезоточивым газом. Впрочем, правильнее было бы сказать не «баллончик с газом», а «баллончик из-под газа», потому что газа в нем не было… уже. Гусар прокусил баллончик зубами, и газ с шипением вышел из баллончика в Гусаровом рту. Рус схватил баллончик с земли, прочел надпись и начал страшно кричать на женщину, которая так и стояла в полном ступоре и не отрываясь смотрела на коня. Рус подумал, что она специально дала коню этот баллончик, и готов был убить ее на месте. Я еле перекричала его, объясняя, что женщина тут ни при чем, и что это Гусар во всем виноват: он порвал женщине пакет, чуть не укусил ее саму, испортил ее баллончик. Договорить я не успела – Рус, а за ним и женщина рванули к фонтану с водой, промывать глаза. Мне повезло, газ не попал мне в глаза. Я оставалась с лошадьми, пока Рус и женщина пытались унять слезы и плескались прямо в фонтане на глазах у удивленной публики. Мы с опасением ждали, что произойдет с Гусаром, потому что даже не представляли, как действует на лошадей такой газ. Но боялись мы зря – Гусар ничем не проявил какую либо реакцию, его глаза оставались в меру влажными, насморка не было, слюноотделения тоже. А Рус и женщина почти час приходили в себя после действия газа.
Или женщина нам попалась не скандальная, или она просто слишком была испугана произошедшим, но она так и не высказала никакого недовольства, не потребовала с нас компенсации за моральный и материальный ущерб. Мы извинились перед ней за поступок Гусара, а она перед нами – за то, что оказалась невольной виновницей происшествия. Мы тепло попрощались, и женщины сильно присмиревшие отправились гулять дальше.
Кстати, это был единственный случай, когда Гусар попытался укусить человека…

Рус поит Гусара пивом. Сзади – Саратовская консерватория.

55,64 КБ

Однажды, когда мы катали на площади, Рус решил дать Гусару отдохнуть и поехал на набережную в небольшую рощицу, попасти Гусара на траве. В это время ко мне подошел шикарно одетый, но сильно выпивший мужчина. Оказалось, он – директор и владелец ресторана Лира на этой площади. Ресторан располагался на втором этаже здания, и попасть в него можно было по красивой винтовой лестнице с улицы. Директор сказал, что сейчас там празднуется день рождения одного из заместителей Аяцкова. И предложил мне поздравить виновника торжества. Я совершенно не понимала, зачем такому известному и влиятельному человеку поздравление какого-то конюха из цирка. Но директор сказал, что вся фишка в том, что я должна поздравить его, сидя на коне. Вот так прямо заехать верхом в ресторан и поздравить. Заму будет все равно, кто там сидит верхом, тем более, что он пьян настолько, что мало кого узнает. Но то, что его поздравляет всадник на коне – он поймет, и, скорей всего, даже запомнит. Я все равно стеснялась. Тут директор сказал, чтобы я не думала, что буду делать это бесплатно, и что он заплатит мне за поздравление. Он назвал сумму, ровно в десять раз превышающую мой месячный заработок в цирке. За такие деньги моя скромность мгновенно улетучилась, и я готова была ехать куда угодно, хоть на Останкинскую башню. Фотограф Андрей тут же сказал, что если Бампер не сможет подняться или спуститься по лестнице самостоятельно, он за половину суммы перенесет его на руках, куда будет нужно.
Но всю малину портил Рус. Он мог вернуться в любой момент, и тогда мне попадет за рискованное предприятие. Рус не был в курсе того, что Бампер запросто ходит по любым лестницам, подвесным мостам и виадукам, ездит в троллейбусе и делает еще кучу всяких фокусов. Я решила спросить у него разрешения, чтобы потом не нарваться на скандал. Сев на Бампера, я рванула на набережную искать Руса. Рассказав ему о предложении директора, в ответ я услышала категорическое «нет». Ну почему Русу приспичило именно сегодня поехать катать на площадь??? Было так обидно, что мимо проплывают легкие деньги, которые мне зарабатывать почти год! Но Рус был непреклонен. Он не так давно работал с лошадьми, и часто перестраховывался больше, чем нужно. Я так и не смогла его уговорить, и вернулась назад. Жаль, что не получилось подработать.

Впрочем, заработанных денег мне хватило на то, чтобы купить видеокамеру. Я была довольна покупкой и горела желанием снимать все подряд. Я и три мои подруги Арина, Марьям и Зоя решили использовать камеру по назначению – снимать на нее все подряд. Но вскоре поняли, что «все подряд» - это неинтересно. Тогда мы решили снимать что-нибудь веселое.
Вечером, когда уже стемнело, мы с Ариной и Зоей отправились на прогулку на пешеходную улицу, где была масса разных кафе на свежем воздухе. Я заранее заклеила черной изолентой красную лампочку на камере, которая загоралась во время съемки. Мы подошли к ближайшему кафе, я прошла чуть вперед и села на скамейку для пешеходов, снимая на видеокамеру происходящее. А Арина и Зоя подошли к крайнему столику, сложили руки на груди и хором запели романс Алябьева «Соловей». В кафе повисла тишина, люди перестали разговаривать и есть и уставились на девчонок. Те допели романс до конца (смею заметить, поют они очень хорошо и красиво), поклонились и пошли по улице в полной тишине. Потом им вслед послышались аплодисменты и выкрики с предложениями спеть еще что-нибудь. Девчонки засмеялись и убежали. Я пошла за ними. Такие шутки мы проделали еще в нескольких кафе, везде сначала люди удивлялись, а потом начинали хлопать девушкам за красивое исполнение романса. Я все снимала на камеру.
На углу одного из перекрестков расположен обувной магазин. Там на весь размер витрины висит рекламный плакат, на котором красивая девушка улыбается и держит в руках модную туфлю какой-то известной фирмы. Я остановилась на противоположной стороне улицы, а Аринка с Зоей подошли к витрине, сняли каждая по туфле и замерли в такой же позе, как рекламная девушка. Я стояла и снимала их на фоне витрины. В этот момент возле них остановилась машина, и из нее вышли два молодых парня.
-- Девчонки, сколько просите?
-- Вы что? Вы нас неправильно поняли, мальчики. Не подумайте плохого. Мы тут просто снимаемся.
-- Ну а мы что делаем? Мы как раз так и поняли.
-- Да мы на видеокамеру снимаемся!!! – Девчонки показали в мою сторону рукой, а я помахала обернувшимся парням камерой. Те быстро прыгнули в машину и укатили.
Да, опасная это работа – снимать фильм…
Дальше нам на пути попался ларек с хот-догами. Зоя пошла уговаривать продавца, чтобы он угостил ее хот-догом. Я стояла рядом и снимала весь процесс на камеру, а продавец из ларька меня не видел. Он и не догадывался, что все это – розыгрыш.
Зоя упрашивала его минут двадцать, умоляла дать ей хоть откусить, потому что она такая голодная, у нее совсем нет денег, она голодает и живет на вокзале. Но ее внешний вид и красивое накрашенное лицо не соответствовали рассказу, и продавец не верил ей. Зоя предлагала ему спеть песню, станцевать, походить на руках (а она это умела!), но продавец был несгибаем. Мы проиграли. Зоя не получила хот-дога, и мы пошли дальше. Через пять минут нас обогнали трое: женщина и два мужчины, всем им было в районе сорока лет. Они были красиво одеты, как будто шли на какую-то вечеринку. Женщина шла под руку с одним из мужчин, второй просто шел рядом. Они почти не разговаривали, шли молча, и судя по всему, спешили. Зойка неожиданно рванула к ним, остановила мужчину за рукав и без всякого стеснения заявила:
-- Мужчина, а давайте поспорим?
-- О чем?? – Мужчина остановился и с удивлением уставился на Зою.
-- А вот я Вам спою романс «Соловей», а Вы за это со мной станцуете танго.
-- Ну… э-э-э… давайте…
Зойка встала в позу, закатила глаза и запела. В это время женщина недовольным голосом сказала:
-- Эдик, ты чего? Делать нечего, что ли? Пошли быстрей, мы опаздываем!
Эдик очнулся от удивления и поспешил за уходящей парочкой. Зойка допела куплет и рванула догонять уходящих. Я снимала на камеру невдалеке, а Аринка прислонилась к стене дома и давилась от смеха.
-- Мужчина, ну так не честно! – обиженно протянула Зоя, -- Мы же с Вами договаривались!
-- Ну… Ну да.
-- Ну вот я Вам и спела. А сейчас давайте танцуйте со мной танго!
-- Так ведь музыки нет…
-- Ну и что? Это не страшно, мы так, без музыки потанцуем!
-- Эдик, ты на самом деле сошел с ума? Пошли быстрее, прекращай эти ненормальные выходки! – со злостью заявила женщина, не выпуская руки сопровождающего ее мужчины.
Но Зойка вела себя так, будто никакой женщины тут не было. Она подошла к Эдику, протянула ему руки и встала в танцевальную позу. Аринка сидела возле дома на асфальте и размазывала по щекам слезы. Я старалась не смеяться, потому что камера могла трястись, и запись получилась бы плохая. Эдик оказался джентльменом – он не смог отказать девушке в танце, не смотря на то, что выглядело все это каким-то фарсом. Он взял Зою за руку и за талию, и они начали танцевать. Зоя отсчитывала ритм. Женщина проворчала что-то насчет дня открытых дверей в местном дурдоме, дернула второго мужчину за руку, и они пошли дальше, удаляясь от нас. Этик хитро начал в танце двигаться в ту же сторону. Я шла за ними, а Аринка так и не могла встать на ноги, просто сидела на земле и тихо взвизгивала от смеха. Кажется, у нее была истерика.

Зоя и Эдик протанцевали до конца квартала, и мы оказались на площади рядом с консерваторией. Эдик остановился, галантно поклонился Зое и с тоской посмотрел вслед ушедшим товарищам. Но Зоя не собиралась так просто отпускать кавалера:
-- Ну, Эдуард, танго станцевать каждый сможет! А вот попробуйте показать мне «лунную походку!»
-- Так ведь не умею я. А как это?
Зоя показала ему это движение, которое так любил Майкл Джексон. И вот в результате серьезный мужчина средних лет на ночной улице (было почти двенадцать) под памятником Чернышевскому изображает лунную походку, тяжело отдуваясь и вытирая пот со лба. Это было здорово!
Зоя решила больше не мучить человека, подошла к нему, встала на цыпочки и поцеловала его в щеку. А потом пожала куку и сказала, что он очень смелый человек и настоящий джентльмен. Мужчина был польщен. Он тепло поблагодарил Зою за волшебный вечер и пошел в сторону набережной. А мы повернули к дому.

На обратном пути Зоя и Арина пытались уговорить еще кого-нибудь потанцевать, но все тщетно. И только в самом конце пешеходной улицы мы встретили двух молодых парней, идущих в ту же сторону, что и мы. Девушки познакомились с ними, и те с удовольствием станцевали вальс двумя парами.
Это знакомство не закончилось там же на дороге. Мы обменялись телефонами, и потом ребята часто приходили к нам в гости, мы гуляли по городу, общались, фотографировались и всячески развлекались.

Ночью в гостинице милиционеры устроили облаву – проверку паспортного режима. Мне тогда было 27 лет, а новую фотографию в 25 лет я не приклеила. С этим нарушением меня и повязали. Сказали, что я должна явиться в течение суток в отделение милиции и заплатить штраф за нарушение паспортного режима. На следующее утро я собрала все деньги, какие у меня были, взяла у Руса еще сотню, и пошла платить штраф. Очень волновалась, что мне не хватит. На месте оказалось, что штраф за просрочку фотографии стоит 2 рубля 40 копеек в месяц. Я предложила им оплатить сразу на год вперед, но они не согласились. В общем, я была приятно удивлена и обрадована, что штраф такой маленький.

Через пару дней мы решили повторить приключение с камерой. Пошли ранним вечером гулять на пешеходную улицу – Аринка, я и наша подруга Марьям. Марьям вместе с Аринкой училась в балетной школе на последнем курсе. Папа Марьям был афро-француз, или как там будет правильно. В общем, Марьям (мы звали ее просто Машкой) была мулатка. Красивая статная девушка, балерина – она притягивала к себе взгляды на улице, даже когда просто шла по делам. А на камеру она вытворяла такое, что народ впадал в ступор.
Мы подошли к одному из перекрестков и увидели стоящих возле дороги троих милиционеров. Мы с Аринкой остались чуть позади, я начала снимать, а Машка поскакала в сторону милиционеров на прямых негнущихся в коленках ногах, на каждом шагу высоко их поднимая. Это их так впечатлило, что они надолго замерли – Машка успела проскакать вокруг них целых три круга такой парадной рысью. Люди останавливались и наблюдали, как молодая мулатка танцует какой-то военный африканский танец вокруг наших стражей порядка. Потом нервы этих стражей сдали, и они поспешили убраться подальше от этой странной девушки.
Зато на соседней лавочке пятеро парней оценили Машкин танец по достоинству и предложили ей станцевать и для них. Машка с удовольствием гарцанула вокруг лавки, а потом мы пошли дальше.

Программа все еще не начала работать, и мы зарабатывали себе на пропитание катанием на лошадях на площади. Я уговорила нашу подругу Анну пойти с нами туда, поторговать там шариками-трансформерами. Аня стала ходить с нами на площадь. Шарики тогда еще были в диковинку, и покупали их хорошо.
Муж Анны иногда приходил к нам погулять и просто провести время в компании – ему было скучно в гостинице без жены и друзей. И вот однажды к нему подошла женщина с двумя девочками-близняшками лет десяти. Девочки радостно улыбались и заявили Рубену:
-- Здравствуйте! А мы Вас помним! Вы в прошлом году в нашем цирке на новогодней сказке играли Кащея Бессмертного!
Эту встречу мы вспоминали потом еще несколько лет. Мы подшучивали над Рубеном:
-- Рубен, ты так артистично сыграл свою роль и так в нее вжился, что тебя дети малые на улице даже через год узнают, и причем – без грима!!

Как я говорила, мы часто виделись с теми двумя ребятами, Максом и Сергеем, с которыми познакомились на улице, когда приглашали их вечером на танец, снимая на видеокамеру. И вот как-то мы собрались с Сергеем поехать в отдаленный район Саратова по какому-то делу, кажется – что-то купить. Он обещал показать хороший магазин, где продавалось именно то, что мне было нужно. Сергей сказал, что будет дома после двух часов дня, и чтоб я позвонила ему домой в это время. Как только я дозвонюсь – он зайдет за мной, и мы поедем. (Он жил недалеко от гостиницы.)
В третьем часу я пошла ему звонить. И вот такой разговор у нас получился:
-- Алло? - в трубке я слышала громко играющую музыку, сквозь которую кричал голос Сергея.
-- Алло, Серег, это я, Оксана!
-- Алло, кто это??
-- Серега, да я это!! Оксана!!!
-- Алло! Ну ничего не слышно… Погодите, я убавлю звук у магнитофона.
Через несколько секунд стало слышно, как звук тихнет, и потом почти совсем исчез. Послышались шаги бегущего человека, а потом в трубке снова прозвучал голос Сергея:
-- Алло, кто там?
-- Серег, да я это, Оксана!
-- О, сейчас слышно! Здравствуйте. Сереги нет дома, он куда-то ушел. Это говорит его автоответчик. Вы скажите, что ему передать. Как он вернется домой – я все ему передам, обязательно.
Вот это да… Это автоответчик так у него записан! Блин, а я, как дурочка, с ним несколько минут разговаривала!
Я разозлилась и решила больше ему не звонить. Но вскоре Сергей появился в гостинице сам, и мы поехали в магазин. Он сказал, что довольно редко включает автоответчик, и не включает вообще, если ждет звонков от друзей. Так что мне просто не повезло, что я с ним… познакомилась.

Когда я катала по вечерам возле консерватории, мимо меня часто проходил молодой парень, красивый, высокий и вообще выглядевший очень незаурядно. Лет ему было примерно восемнадцать. Я несколько дней еще понаблюдала за ним, а потом решила познакомить с ним Аринку. Она, красивая высокая стройная балерина, здорово смотрелась бы рядом с ним. Я рассказала ей о красавчике и предложила с ним познакомиться:
-- Арин, он такой симпатичный! И по глазами видно, что умный и интеллигентный. Давай ты с ним познакомишься?
-- Давай! А как его зовут?
-- А я почем знаю? Я же его только вижу издали, и все.
-- А как ты собралась нас знакомить, если сама его не знаешь?
-- Да ерунда, подойду и познакомлюсь.
Вечером, как только я увидела приближающегося парня, я быстренько вскочила на Бампера и подъехала к парню.
-- Привет. Можно с тобой познакомиться?
-- Привет, - опешил парень, - Можно.
-- А как тебя зовут?
-- Денис.
-- А телефон у тебя есть?
-- Есть.
-- Дашь?
-- Записывай: **-**-**.
Денис назвал мне номер своего телефона, совершенно не понимая, что происходит. Я удивилась, что он сдался так быстро. Но он сказал, что к нему еще ни разу не подъезжали знакомиться, сидя верхом на лошади, и он от удивления сдал все пароли и явки.
Как оказалось, он учится в консерватории на актерском факультете, а по вечерам приходит заниматься на дополнительных курсах по танцам. Это была судьба! Я сказала ему, что хочу познакомить его со своей подругой, которая совершенно случайно является балериной. Денис обрадовался несказанно. Я отдала телефон Аринке, она перезвонила Денису и назначила ему встречу. Они договорились, что Аринка на первое свидание придет со мной.
Мы замечательно провели вечер. Я взяла камеру, и ребята совершенно сходили с ума, удивляя прохожих тем, что танцевали разные танцы прямо на улице, без аккомпанемента, только под собственный счет. Арина учила Дениса танцевать танго и пасадобль, а Денис пытался доказать ей, что она неправильно танцует вальс. Они шумели, спорили, танцевали – было так здорово наблюдать за ними! Казалось, что они знакомы многие годы.
Они часто встречались, пока мы были в Саратове. Разучивали танцы, обсуждали балет и театр. Это была хорошая дружба, потому что у них были одинаковые интересы, которые их сближали. Потом Арина уехала из Саратова, еще некоторое время перезванивалась с Денисом, а потом все утихло и забылось.
Совсем недавно Аринка вышла замуж, и ее мужа тоже зовут Денис. Правда, он цирковой, а не танцор и не актер театра. Арина работает вместе с ним в цирке. И не знаю, вспоминает ли когда-нибудь о том саратовском Денисе, с которым познакомилась с моей легкой руки…

Саратов запомнился мне двумя видами покупок: я купила там телевизор и видеокамеру, а кроме того, накупила там всяческого золота: сережки, цепочку, кольцо и кулон. Зачем я его покупала? Не знаю. Я не ношу золото совсем, и через несколько лет все это я подарила. Но помню, что у артистов был ажиотаж – в магазинах Саратова золото почему-то было дешевле, чем в других городах России. Я поддалась общей погоне за золотом и купила себе.
Еще город запомнился прекрасными чистыми улицами, добрыми милиционерами и врачами.
Да, я познакомилась и с врачами. Мне пришлось оперировать там одного кота, кому-то из местных. Этот кот во время укола цапнул меня за палец так, что его клык как раз прокусил мне сустав. Началось заражение, и мне пришлось ехать в поликлинику, делать прививку от столбняка. Там заодно решили сделать перевязку, но когда начали загибать мне палец, чтоб лучше перевязать, то от боли я потеряла сознание, а очнулась в скорой помощи – меня везли в стационар на операцию. Еле убежала от них! Еще не хватало, чтоб мне пальцы в больнице лечили! И вообще, странно, что я упала в обморок – такое в моей жизни случилось только раз, в Саратове.
А в больнице мне полежать все-таки пришлось. У меня начался приступ аппендицита. Дело было в пятницу вечером, и ехать в больницу было некогда – в субботу утром мы с Русом должны были выступать на открытии нового детского парка. Выступлением это было назвать сложно, но что-то мы там изображали, уже точно не помню – что.

Мы с Русом едем на открытие детского парка. Здесь у меня болит живот от аппендицита. (Позади виднеется винтовая лестница ресторана «Лира».)

72,80 КБ

А потом два представления, и в воскресенье три. Все это время я терпела, воскресенье еле отработала, пришла домой, поужинала – и мне стало совсем уж плохо. Тогда я решила позвонить Эдику, другу Рубена. Он был местным саратовским врачом и работал в областной больнице урологом. Мы позвонили ему домой, но оказалось, что он дежурил в сутки в больнице. Приехал его брат и повез меня на машине в эту больницу. Там Эдик сказал после осмотра, что это на самом деле аппендицит. Идти к хирургам я побоялась по одной причине: у меня был полный желудок после ужина. А перед операцией они обязательно захотят его освободить, и сделают это посредством зонда. Глотать резиновые шланги в мои планы не входило, и я предложила поискать альтернативу. После недолгого раздумья Эдик предложил прооперировать меня самолично. Мы немного поторговались и решили так: он оперирует, а я потом зашиваю.
Эдик договорился с девчонками хирургического отделения, нас пустили в операционную. Там была такая холодина, что меня трясло. Мне принесли два байковых одеяла, чтоб укутать ноги и плечи. Медсестра обработала меня, как положено, мне сделали местное обезболивание плюс внутривенно, чтоб было не больно, и Эдик, вспоминая студенческие годы, прооперировал меня. Потом я приложила руку к процессу, запечатлев девять швов на собственном пузе. Меня отвезли в палату.
На второй день я оттуда уехала домой, где и сняла швы через неделю. Правда, несколько швов разошлось после интенсивных физических упражнений, но я зашила все снова там же, в гостинице.
Так что помимо дешевого золота и покупки видеокамеры, Саратов запомнился мне добрыми медсестрами в больнице, которые дали возможность творить такие безобразия.

Из города я уехала в полном здравии, довольная гастролями и друзьями, коих в этом городе осталось немало. Есть что вспомнить, есть, по чему и по кому поскучать.
Саратов – это здорово!
Tags: Рассказы, Цирк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments