July 14th, 2014

koni

Рондино копытко и полупируэты

Сегодня приезжал кузнец ковать наших лошадей. Нормальных подковал без проблем, а с Рондой поморочился. У него там копыта в клочья разлетелись, подкову приколачивать было некуда. Как позавчера выяснилось совершенно случайно из разговора с командиром, оказывается, этот новый тренер гоняет Никиту на Ронде на гору (где ипподром) и назад, вверх-вниз по пять-шесть раз. Типа, чтобы конь мальчика не скинул, надо его по горе пошагать, и тогда он устанет и успокоится. А та дорога с камнями и кирпичами, а Никите и в голову не придет, что камни нужно обходить, особенно на Ронде — он же не соображает, что у того копыта ломкие. А тренер, видимо, не в курсе. Ну вот и дошагали — как только Никита вернулся на работу после сессии, коня перековывали уже дважды, рвались копыта под подковами. А я-то думаю, в честь чего такая засада? Я же на нем только по песку езжу или по мягким тропинкам. А оно вон как оказалось.

В общем, кузнец сказал, что этой подковы хватит на пару недель максимум, а потом она тоже отвалится. Как будет потом приколачивать, не знает. Раньше, когда на Ронде каталась замкома, она покупала ему специальную биодобавку, и от нее копыта становились крепче. Сейчас конь уже не ее. Я бы сама тоже купила, но так как я сейчас в опале, и неизвестно, что будет каждый новый день, то я уже лезть никуда не хочу и благотворительностью заниматься тоже не хочу. Я почти сто баксов отдала за починку Хенрике зубов, а сейчас я — кусок гамна на палочке, а все остальные — великие специалисты. Вот пусть рыжего и лечат тогда сами. Чай, полиция не обанкротится, если купит ему нужные добавки для здоровья. А мне по песку и без подков можно ездить, не помрет. От этого еще ни одна лошадь не помирала.

Я на Ронде не ездила уже неделю. То Никита катался, то три дня конь стоял без подковы. Сегодня вывела его сначала на корде в манеж, а он даже беситься не стал, сразу старательно бегал. Правда, шарахался от страшных стоек в страшном углу, но потом и к ним привык.

С первых попыток прекрасно пробежал все связки на рыси типа: плечо вперед — восьмиметровый вольт — принимание. Прямо как часы. Принимание на галопе — менка — принимание в другую сторону тоже прекрасно. Ну и потом я решила попробовать закрутить его на пируэт, сначала делала большие вольты, потом уменьшала диаметр, а потом посылала его на пируэт. Он волновался, скрипел зубами от неизвестной ему связки посылов, растягивался на рысь (это уже моя ошибка), но что-то кривенькое-косенькое изобразил. Разумеется, я не требовала от него полного круга, достаточно было двух-трех махов. Тогда я решила попробовать эту малопризную связку и посмотреть, что получится. Проехала по MCH сокращенным галопом, завернула к Х и посреди дороги сделала полупируэт, потом вернулась на HCM контргалопом, поменяла ногу на С, заехала к Х, на полпути сделала полупируэт на другой ноге, вернулась опять на MCH, на С поменяла ногу — все получилось более чем прилично. Рондо тоже не ожидал таких кренделей, но я страшно его захвалила и загладила, и он обрадовался, что вроде бы он все сделал, как надо. На том мы лавочку и прикрыли, пошагали и пошли в душ и домой. По дороге яблок пожрали, они уже достаточно съедобны даже для людей.

Завтра Никита будет ездить, но после него я сяду, повторю сегодняшнее раз или два. Ну и надо отполировывать менку с правого галопа на левый. Как начнет делать ее четко, так сразу примемся на менку в четыре темпа. Ну и рамку прибавленой рыси надо растягивать, а то что-то тяжело у него идет эта прибавленная рысь. Единственное, кстати, что у Хенрики получается отлично.

На Хенрике каталась по лесу, потом на ипподроме проскакала полтора круга. Решила ей дать повод посвободнее, она прибавилась, проскакала сотню метров, потом я ее притормозила. Посмотрела на Эндомондо — прибавилась она до почти 30 км/час. Интересно, как она будет скакать, если ей вообще повод отдать и не держать?

Специалистки сказали, чтобы я ее не собирала, потому что у нее «в легких обструкция», и от сбора ей тяжело. Че они курят? Пока она полудохлая у меня собиралась, ей не тяжело было, а сейчас практически здоровая в хорошем тренинге лошадь, и уже даже в трензеле ее не собирать, а то задыхается. По-моему, ветврач тоже где-то в глубине души - завхоз.

Отак катались сегодня.

me

Как на родине

А шо, я сюда не цитировала диалог двух теток примерно моих землячек? Вот так примерно и говорят на моей родине, особенно в ее северных районах. И я примерно так говорила, и мои тетки, бабки, дядьки и деды. А сейчас читаю - смешно! И ведь даже вслух так гладко прочесть не смогу, буду запинаться на некоторых словах, чтобы правильно их произнести. Оторвались мои корни, ох, оторвались!


- Здорово, Ивановна!
- Да како ужо тут к лешому здоровьё. Вона ентта давеча спозаранку коё-как оболокла епанчу и пошла в осырок. Пока вёдро, надо-ка поперёгородь окосить, дак ведь вернулася, черепеню так и обнесло. Ишо с вечёра раскалывалась. Думала, оклемаюсь, челой уповод волочилася, не-е, какой там. Михтуру попила, а всё одно помочи нету-ка. Всё маюся, вот чо деетча.
- Каки таблетки-ти примала?
- Да каки ешшо фершалича прописала в прошлоёт разы. Дак я ужо другоредь выкупила, прежнити те давно до Паски съела. Лико, слыхала ли ты новось-ту?
- Не видала ишо никово, никто не лёпал.
- Ёнтот Васька с тово конча, придумал сватачча будто!
- Конторый энто Васька. Шишулихин, чё ли?
- Не-е, кабы Чесганихин.
- Да ты чо, неужто удумал под сраку лет. И хто енто за нево за анвалида пошёл?
- Поди, знаш ты. Из села девка-то, лет-то ужо кма ёй. Никто не берёт, так тут уж и за пьяничу изладисся. Да и не болё она красавича кака. Молодушка, а совсем небаская. Сама рыжушша, долгушша, зубы лошадиньи, вся ребая.
- А-а, это не Гены ли Миши Илина дочи?
- Не. Я поначалу тоже думала на ево, а опосля чуяла, что приежжа. Да она, по-моему, ишо в швейнике робила, покуда их не разогнали. А чечас будто бы тутока на ферме. Не знаю, чё делаёт, куды пошлют, туды и идёт. Вот така новось. Обожди-ко, ну-ко, бают, будто бы губы пошли?
- Да это, наверно, еть мой огурень хвастаёт всем. А сам нонче доплёлся до елани, да обратно по прямиче еле приволокся. Ничевошеньки не принёс, обутки токо захалезил, а балясит всем, странь лешечья, Вот народот и поверил.
- Наверно, дож будёт, крыльча так и ломаёт, а покрысать некому. Иттить уж надобно. Кот, зараза, дома мурявкаёт, исти просит. Налила обрату, дак рыло воротит, ливерной ему подавай. А гдекося я ему выну, пензея с гулькин хрен, сами не видаём. Взела вичу, да как опрудила. Унёсся, до сих пор толы свои не кажот. Старик-от мой прежде помогутней был, дак ходил к поскотине, рыбу удил. Хучь кошкам да принесёт, бывало, а чичас ухалел. Ноне больше в звёна пялицча, да на завалинке языком трёкаёт. Сноха-то как у тобе, отутобела ли?
- Дак выписали ужо, на роботу ходит. Не гленётча, да идёт, а то ведь кто держать станёт. Семью-то надо кормить. Сын-от тоже, горлышко медноё, всё свой ад заливаёт. Где бражничают, тама и он, от штакана не отопрёчча. В прошлоёт раз, сказывают, чечверть вылопал. За ним ишо дозирать надо, как за дитятей. Вдругоредь упрячу чекушку на середи за киотку, дак ведь огуревеет. Вот некошной, сулемы бы ему. Грех ведь, так и грех с ним. Ну приходь буди колды нагости. Чею запарим.
- Ох, не знаю, доколдыбаю ли. До свиданьича, Авдоть.
- Бывай здорова!