September 10th, 2014

henrika

Рондо - табунный жеребец

Сегодня было что-то странное. Так как с утра мне командир рассказывал в кабинете насчет очередных анонимок, я опоздала вывести одну лошадь до обеда. А после обеда если двоих по очереди выводить, то я бы не успела по другим делам, и мне в больничку нужно было еще ехать к назначенному времени. И я решила взять сразу обоих на кордах.

Правда, оказалось, что припадошный Аркаша тоже в это время приперся в манеж «тренировать» Хорста. Т.е. он его привел, постоял на одном месте, скормил ведро овса, пока «учил» делать поклон, а потом ушел. Конь даже не побегал, постоял только. Поклон так и не сделал. Ну я своих привела, те сначала обрадованно подорвались носиться, Хорст слегка шуганулся, Аркаша вЫметал пару ведер икры, что ЕМУ, великому дрессировщику, мешают РАБОТАТЬ с конем. Вообще, если он все это серьезно говорит, то мне становится страшно, что у шизиков есть оружие. Мало ли, что они сделают в следующий момент? Я когда завела лошадей в манеж, то отстегнула корды, чтобы дойти до угла без них и снять арниры, прицепленные на лежащем там вольтижировочном седле. Кони мои где бросишь, там и стоят. Но как только я начала их отстегивать, Аркаша театрально (там было несколько зрителей — ветврач, полицейская, кладовщица) воскликнул:
— Они что, будут сейчас МНЕ бегать тут на свободе???
— ТЕБЕ??? Ты-то тут причем? Я их себе привела.
— Мне работать нужно!

Пипец... Работать... Че люди курят?

В общем, на кордах они стали мельтешить, поэтому я отстегнула Рондо, а Хенрику оставила на корде, как наиболее истерическую из них двоих. Ветврач там маленько покипишевала, но я и сама уже пожалела, что взяла двоих, когда Аркаша в манеже. Он, кстати, с конями работает в лучшем случае пару раз в месяц, поэтому сложно с ним столкнуться, но вот сегодня неудачно удалось. Потом выяснилось, что кони мои прекрасно управляются вдвоем на одной корде, слушаются голосовых команд, останавливаются, когда нужно, подходят ко мне, когда зову, и вообще ведут себя адекватней некоторых людей. Ветврач успокоилась и пошла к себе, а Аркаша свалил с конем из манежа, чтоб не переработать.

Все это время в манеже ездила полицейская на своей старушке кобыле Снэйге. Причем, когда я ее спросила, не помешала ли я ей со своими конями, она долго не могла понять, в чем проблема, и как бы я ей помешала. И никакой икры.

Потом я гоняла коней по очереди галопом. Выглядело это довольно смешно и очень по-цирковому. Правда, я записать забыла. Когда кони отшагались после получасовой рыси, я поменяла Хенрике направление, а Ронде ничего не сказала. И пока Хенрика носилась галопом, сужая круги и увеличивая их по моей команде, Рондо стоял вплотную к Хенрикиной траектории передними ногами на своей корде, валявшейся на песке, и наблюдал, что мы делаем. Ни разу не вздрогнул и не дернулся, когда кобыла проносилась в пяти сантиметрах возле его носа. Потом я отпустила Хенрику, и пока она шагалась по стеночке, я погалопила Рондо. В общем, тренировка прошла прекрасно, а учесть, что мы делали это первый раз, вообще идеально.

Пока я гоняла Рондо, Хенрика сделала вид, что хочет поваляться в песочке. Я ей сказала, что нельзя, а когда отпустила Рондо, то пошла и сняла с кобылы гурту, чтобы та уже могла поваляться (хотя она вообще никогда не валяется). И Рондо раздела. И тогда эти двое встали и устроили социальный груминг. Они чухали то холки, то хвосты, то задницы, как две табунные лошади. А кстати, они стоят в разных коридорах конюшни, и друг друга никогда не видят, разве только если Модеста едет на Хенрике, а я на Рондо, или когда я на Хенрике, а Никита на Рондо. Но это бывает крайне редко. Но тут они замечательно подружились и стояли грумировались. Прикольно, что у Ронды почти сразу назрела эрекция, и он так и стоял с рабочей пиписькой, хотя крыть кобылу не порывался.

А потом было самое интересное. В это время пришел командир, и они с полицейской стояли разговаривали в другом углу манежа метрах в двадцати. И тут Ронде перемкнуло, он бросил чухать Хенрику и кинулся отгонять Снэйге. Или она как-то косо на него посмотрела, или еще что, но он вдруг подбежал к ней, встал спереди, прижался жопой к ее груди и начал бить ее задом. Я на него заорала, Снэйге обалдела от такого нахальства, а этот прямо строгую рожу сделал (но не злобную), и давай ее шугать! Но так как он стоял в абсолютном контакте, то поднять высоко ноги и ударить ее всерьез он не мог. Тут подорвался командир, который пока в таких ситуациях не был и не знал, что делать, и погнал Рондо моим шамбарьером, стоящим там возле барьера. Снэйге напугалась первая, отскочила вместе со всадницей, Рондо сделал круг и уже пристроился бить ее более удобно. Я кричала командиру ничего не делать, но тот в запале снова начал их пугать. Тогда Снэйге развернулась, и Рондо вдарил ей в бочину обеими ногами. Правда, тоже в близком контакте, поэтому удар вышел слабый. В конце концов, я уже заорала на командира, чтобы он не усугублял, и чтобы дал уже мне забрать коня, а не пугал его палкой. Рондо спокойно дался мне в руки, видимо, решив, что он достаточно ясно донес до Снэйге, что Хенрика — его кобыла, и чтобы никто на нее не зарился. Ну не чудик? Табунный жеребец, тоже мне!

Все кончилось более-менее удачно. Правда, к тому времени кладовщица привела старушку Грейкию на корде, и когда эти двое начали биться, Грейкия на другом конце манежа орала, как подорванная, за компанию. Так что остались при маленькой царапине на Снэйгиной груди от Рондиной подковы, у Ронды на задней ноге появилась рана - содрана кожа с внутренней стороны (не пойму, как так получилось и когда), а Хенрика вообще, как самая умная, встала в уголок и весь кипиш наблюдала издали и молча.

Хорошо, что Аркаша все это не видел. А то он столько бы икры наметал, что потом пришлось бы трактором выгребать.

Но почему Рондо кинулся на старую кобылу??? Не пойму. Где логика? Почему он не притабунил ее к Хенрике, а начал отгонять?

vet

Амнезия

Так вот про больничку. Тоже тот еще дурдом.

В больничку я шла к ревматологу. Это все потому, что мне нужно было больничный, и я пожаловалась доктору на пальцы, которые и правда очень болели из-за Ронды. Я последние недели ночами просыпалась из-за боли и не могла пальцами пошевелить. Спала в перчатках и намазанная зоовипом. Ну взяла больничный, чтобы пальцы подзажили, и доктор отправил меня на консультацию к ревматологу. И на анализы.

И вот прихожу сегодня к ревматологу. Хотя, на фоне проблем с тазом мне эти пальцы уже как-то пофиг стали. Тем более, сейчас не езжу, и они стали получше, ночами уже сплю. Сажусь, она там что-то пишет, а я смотрю на нее и чую, что где-то я ее видела... И говорю ей шопотом:
— Кажется, я Вас где-то видела...
— Так Вы у нас уже были.
— Я???
(медсестра улыбаясь) — Да-да, были.
— Когда это?
— В позапрошлое лето.
— А зачем?
— А у Вас локоть болел. Как он, кстати?
— А. Ну да, болел. Мне тогда в Израиле дали какие-то странные таблетки без названия, я их выпила, и все прошло. Что за таблетки, так и не знаю.
— Ладно, давайте посмотрим Ваши снимки. (Открывает мой больничный файл, и там снимки кисти.)
— А чей это снимок?
— Ваш же.
— А когда это я снимала руку???
— В феврале.
— ЗАЧЕМ???
— У Вас палец болел.
— У МЕНЯ??? ПАЛЕЦ???
— Кстати, а что это тут у Вас за снимки таза, ноги? Когда это и зачем?
— Да я упала тут десять дней назад.
— И головой ударялись?
— Да, ЧМТ.
— А, тогда понятно.

Эк меня накрыло. Я всерьез и без шуток в упор не помню, что у меня зимой болел палец. А почему? Что я с ним сделала? Это что, ретроградная амнезия после падения? А как мне узнать, что я еще не помню?

Кстати, насчет пальцев. Врач послала меня на снимок носовых пазух, говорит пальцы могут из-за них болеть. Как все в организме взаимосвязано!

Рентгенолог еще раз глянула на снимки и сказала, что таз болит из-за позвоночника, я его там как-то прихлопнула. Записала мне на диск программу и мои снимки, но я не могу ни прогу поставить, ни снимки открыть. А то хотела дома позырить, что там у меня. И как сейчас зырить?