January 11th, 2015

washing

80!

Таданс! Я таки поставила сегодня 80см! Ладно, не смейтесь. Я правда гордая, как арёл! Сейчас буду отрабатывать технику и постепенно поднимать до этой же высоты параллельные брусья, которые я еще не прыгала будучи старой.

Приходили гости с детями посмотреть на мою тренировку. Ну мы прыгали, прыгали, потом я попросила их поднять одну сторону жерди на дырку, а потом и вторую. Пока отвлекалась на болтовню, не заметила, что стало выше, чем мои тараканы. Разумеется, я не почувствовала никакой разницы в прыжке, это и ишаку понятно. Но прыжок - не главное. Главное - я таки победила себя.

Приезжали перекупщики конской амуниции. Я как раз разминала Ронду, и поэтому поехала к ним прямо на нем, там недалеко было. Дала его им посторожить, а сама успела себе выбрать отличное трензельное оголовье с шикарным капсюлем и налобником с желтыми шелковыми вставками и с желтой фурнитурой. Трензель тоже бело-желтый, но он широкий для моих коней, так что я его уберу, ну или продам. Хотя красивый. А поставлю свой старый, и буду в этом оголовье ездить с выездковым седлом. А ту уздечку, в которой я каждый раз меняю мартингал на шпрунт и обратно, оставлю для конкура. Мартингал тоже купила. Он коричневый, но зато из очень качественной кожи хорошей фирмы, только я забыла, какой. И еще шамбон купила, тоже красивый и крепкий. А еще меховушку под седло с очень пушистой белой овчиной. И два потника, серый и нейтрально-бежевый, оба под выездковое седло. А то мой салатовый совсем уже сносился. За все это счастье я отдала не поверите, сколько - меньше ста евро. Т.е. я вообще ничего не отдала, потому что денег нет. За меня заплатила пятиборная тренерша, а я потом ей верну, когда будут.

Все так спешили, что я забыла спросить про остальное, что я хочу. А хочу я латунные шпоры и латунные стремена, хочу все желтенькое. Это при том, что я вообще не ношу золото и не люблю желтый металл. Но вот в конской амуниции мне латунь очень нравится. И подпругу еще хочу на свое выездковое седло такую мягкую. Моя очень крутая отличной фирмы, но она полностью кожаная, а летом иногда хочется чего-нибудь помягче, когда у коней кожа тоненькая и лысенькая. Ни разу им ничего не стирала, но мало ли, все-таки неопрен есть неопрен. И еще хочу настояший шпрунт с классными веревочками или из кожи, но чтобы шовчики были красивые, а то у меня самосшитый, как-то совсем непафосно. Мужики обещали еще приехать, так что в следующий раз спрошу. Главное, не забыть.
henrika

Шторм в лесу

Поехала на Хенрике сегодня в манеж, потому что на улице жуткая слякоть. В манеже были две лошади с всадниками и два умных пеших полицейских, которые решили поиграть в робингудов и пострелять из лука. Почему им не игралось в спортзале, не знаю. Они прилепили лист бумаги А4 к тюкам соломы, но попадали стрелами не в него, а в стену рядом. Поэтому каждый раз был удар стрелы о стену, и все лошади пугались. Я чуть пошагала, потом мне этот дурдом надоел, и я решила все-таки поехать в лес. В лесу был шторм, сильный ветер, валяющиеся повсюду ветки и деревья, и я ехала и думала, что интереснее — получить стрелу в задницу или деревом по голове. Решила, что деревом будет меньше шансов, потому что здесь нет человеческого фактора, а деревья не такие придурки, как некоторые полицейские.

Как-то на видео не очень понятен масштаб шевеления деревьев. В реале было круче.




Галопом ездить было невозможно, потому что все подтаяло, и лужи были немного сколькие. Хенрика всю дорогу сосредоточенно собирала ноги в кучу и тренировала вестибулярный аппарат. Но покатались неплохо. Даже встретили семейную пару с большим черным лабрадором, который сначала притаился в белом снеге, слившись с ним (по его мнению), а потом рванул Хенрике под ноги. Он радостно гавкал у нее под животом, но Хенрика не боится собак и совсем не впечатлилась. Зато его хозяин решил пса угомонить и замахнулся на него длинной палкой. Напоминаю, пес был под животом у лошади. Хенрике палка не понравилась, и она отскочила в сторону, чуть не притоптав лабрадора. Интересно, о чем думал хозяин?

Потом доехали до манежа, и я размышляла, заехать туда погалопить, или и так сойдет. Потом я решила, что галопить не буду, но в манеж все равно пойду, потому что там осталась попона. Слезла и веду кобылу за повод, пытаясь перепрыгнуть самые глубокие лужи. И тут Хенрике что-то вдало в голову, и ей вдруг уперлось, что идти надо не вперед, а назад. Я потянула ее за собой, она начала резко пятиться, и мне пришлось ее выпустить, чтобы не влететь в глубокую лужу мне по середину голени. Эта дура ускакала на конюшню. Двери там закрыты, поэтому я по дороге прихватила хлыст и поймала ее в углу за конюшней. Дала пару раз по жопе хлыстом, взяла за повод и повела в манеж. Тут она снова вдруг рванула и опять понеслась. Заскочила за нашу бывшую конюшню, я даже не знала, что там проход есть. Поймала ее там, еще пару раз наваляла. Довела таки до манежа, по пути строго командуя остановки и движение вперед. Она слушалась, как солдат.

В манеже я ее отпустила, встала в центре, и эта припадошная зверушка носилась вокруг меня резвым галопом и с выпученными глазами. В конце концов я увидела, что дурь убывает, и перевела ее голосом на рысь, а потом подозвала. Она подошла сразу и практически вплотную. Знает, собака бешана, что сама виновата, что не просто так я ей по жопе хлыстом надавала! Подошла и стоит, глазки мне строит, аки ангелочек невинный. Ладно, раз уж она покаялась, то я ее похвалила и отпустила шагаться. Хенрика пошагала вокруг меня минут десять, и домой уже шла без повода самостоятельно, не отходя от меня ни на метр. Все-таки надо нас, женщин, иногда на место ставить. А то наглеем.