Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Уфа


Мы выехали из Самары и двинули в Уфу. Дело было зимой. Переоборудованная тентованная фура, на борту две лошади и две собаки. В кабине водитель, мы с Русом и две моих кошки. В тот раз мы даже не заблудились ни разу. Было чуть-чуть скучно и совсем без приключений.
Приключения начались, когда мы въехали в Уфу. Хочу напомнить, что в Уфе мы с Русом никогда до этого не были, водитель тоже. Не знали город, не знали народ, не знали местных обычаев.
Въезжаем в город. Подъезжаем к Т-образному перекрестку, у нас довольно узкая дорога, светофор на перекрестке горит красным, а нам нужно поворачивать налево на перекрестке на главную. Прямо же от перекрестка была тоже небольшая дорога, не не настоящая, а просто «карман», подъезд к жилым домам. Стоим мы, значит, на красный свет. Через дорогу по этому «карману» идет бабка с авоськой. И тут слева вылетает жигуль, поворачивает налево же, влетает в «карман», сбивает бабку и уезжает дальше не останавливаясь. Мы молча переглядываемся втроем, открыв рот.
Больше на том перекрестке машин не было. Давно уже горел зеленый, но мы не ехали, а выпучив глаза смотрели на сугроб, в который угодила бабка.
Тут сугроб зашевелился, бабка вылезла на дорогу. Потом вернулась за авоськой и вытащила ее. Потом отряхнула с себя снег и… пошла дальше, чуть прихрамывая. Она даже не обернулась посмотреть, кто ее сбил!!! Складывалось впечатление, будто это ежевечерняя традиция: теща идет за хлебом, а в это время домой возвращается зять.
Да уж, первое впечатление о городе сложилось… как бы так сказать… не совсем хорошим. Я решила, что дальше гостиницы и цирка ходить не буду, а продукты буду просить купить друзей. И ни через одну дорогу не перейду. Потому что страшно тут ездят!

Как выяснилось, в цирке не было трапа. Но зато был директор. В нерабочий день, т.е. при неработающей программе, увидеть живого директора на разгрузке номера в девять вечера — это как увидеть динозавра на Невском. Он бегал и причитал, как нам спустить лошадей с фуры. Мы с Русом развлекались — стояли и молча наблюдали за тихой истерикой и беготней волнующегося директора. Было приятно, потому что в подавляющем большинстве случаев директорам и даже замам и завпостам было плевать, как мы будем разгружаться. А тут такие волнения, что мы растягивали удовольствие, кайфуя от потоков отеческой заботы о наших лошадях.
Потом мы замерзли и решили, что пора показывать наш коронный номер. А дело в том, что я своих лошадей приучила к разным условиям погрузки и разгрузки, они запросто умели забираться на борт фуры без всяких приспособлений, а уж спрыгивать и вообще было для них проще простого.
Я подошла к директору и предложила ему поступить не по правилам ТО, а просто «по понятиям», разгрузив лошадей без трапа. Рус в это время сказал водиле, чтобы он сдал чуть назад к краю цирковой площади, чтобы двери открылись прямо над сугробом счищенного с площади снега. Потом мы открыли двери, Рус забрался наверх и отвязал лошадей. Я отошла за сугроб и позвала Вампирика к себе. Он подошел к краю фуры, скучковал ноги, присел и аккуратно спрыгнул в снег. Я отошла с ним в сторону, а потом крикнула Гусара. Гусар, владимирский жеребец под тонну весом, с громкими стонами (он вообще любит озвучивать свои телодвижения) присел и рухнул вниз в сугроб, будто выпрыгнул с парашютом. Мы молча стояли и не двигались, потому что прекрасно знали повадки Гусара — сначала он выроет себе в сугробе ямку размером с кратер вулкана, потом потопчется в ней, потом вываляется в снегу, почистив свою запачкавшуюся в пути шкуру, а потом подрулит к нам с Вампириком. Ритуал был соблюден, и я направилась к воротам цирка, а кони пошли рядом.
Директор все это время не произнес ни звука. Рус был на седьмом небе, наблюдая за директором и гордясь нашими конями. Он балдел от того, что лошади очень самостоятельны и умны. А я не хотела портить ему счастье, напоминая, что когда я их воспитывала, он боялся и не хотел подобных экспериментов (прыжки вверх и вниз, самостоятельное передвижение от конюшни до манежа и назад, походы в конский душ без сопровождающего и т.п.).

Рус забрал наших собак. Мы пришли в цирк, вызванные солдаты начали разгружать реквизит. Кстати, солдаты попались какие-то странные - или с парой высших образований за плечами, или еще чего-то, но работали они споро и толково. Без матюгов и стократных повторений они запросто разгрузили все барахло и расставили его по местам. Мы в это время покормили лошадей и пошли в гостиницу.

Утром Рус разбудил меня, чтобы попить чаю и собираться в цирк. Чайник мой мы притащили еще вечером, так что я сказала шефу ставить чай, а сама начала одеваться. Рус чего-то там пошуршал, чайник загудел. Мы вытащили из сумки пакетики чая, какие-то сухари, еще там что-то. Налили себе чаю, сели пить. Уточняю, что сахара у нас не было. Но чай оказался странным на вкус — сладковатым и с каким-то очень знакомым и неуловимым ароматом. Мы удивились, что тут такая вкусная вода. Правда, как потом оказалось, Рус налил в чайник воды не из крана, а из стоящей рядом с чайником бутылки, в которой был тоник. Вот он откуда взялся: и вкус, и запах, и аромат. А мы еще потом весь день удивлялись, что были бодры и веселы как никогда. Граждане, пейте кипяченый тоник с заваркой, и будет вам щасте!

После того, как мы накормили лошадей и оборудовали им денники, мы собрались сходить в переговорный пункт. Это сейчас у всех мобильники, а раньше можно было звонить только с почты. Идти было минут пятнадцать, и я каждый перекресток переходила, вцепившись Русу в локоть — помнила о вчерашнем.
Ближе к обеду мы решили поехать на рынок. В троллейбусе нас ждало новое потрясение. Какая-то тетка всю дорогу вслух читала политические листовки, т.е. практически вела политинформацию на тему «дайджест политических событий в мире за последние сутки». Громко, на весь троллейбус. Никто не впечатлялся, не пугался, не шумел. Все спокойно слушали. Мы подумали, что это в Башкирии фишка такая, наняли теток просвещасть страну в троллейбусах. А чего? Ехать-то надо! И куда ты с подводной лодки денешься? А если хочешь ехать, то сиди и просвещайся.
Потом нам сказали, что это мы случайно нарвались на тетку, и в самом деле, больше мы таких теток в троллейбусах не видели. А жаль.

На рынке нам понравилось несколько вещей. Во-первых, ценники. «Пирожки с повидлой», «Бутерьброды» и прочий местный колорит веселил нас, мы стояли смотрели на эти пирожки и хохотали. Потом обрадовались нереально низким ценам на нереально высокого качества продукцию одного совхоза (убей, не помню названия), они продавали колбасы и сыры местного производства из скота французской породы лимузин. Ну вот как с улицы заходишь, так по правой стенке примерно третий магазинчик — это то самое хозяйство, по крайней мере, было тогда.
А потом мы вышли на улицу и попали в магазинчик «Живая рыба». И там были карпы! Зеркальные!! Размером с собаку! Ну… с таксу минимум. Мы купили двух живых карпов, которые полдороги дрыгались у нас в пакетах, а к концу нашего путешествия замерзли и заледенели. Но в гостинице нас ждал сюрприз: оттаявшие карпы продолжили драться за свободу и пытаться сбежать. Надо же, раньше я не знала, что после разморозки рыба продолжает жить как ни в чем ни бывало.

Еще из воспоминаний ярким пятном помнится бабушка возле универмага с удивительным названием ӨФӨ. Она попросила меня помочь ей спуститься со скользкой и обледенелой лестницы возле универмага. Я подала ей руку, а она мне стала рассказывать о своей нелегкой жизни. Так мы медленно спускались с крутой лестницы, а она рассказала, что не хватает пенсии на лекарства и продукты. Уже внизу она спросила, не будет ли у меня пары рублей, которых ей не хватает на лекарство. Я дала, разумеется, даже больше. И ушла.
А потом я была там нередко или проезжала в троллейбусе мимо, и видела все ту же бабушку, поднимающуюся самостоятельно вверх по лестнице, а потом просящую помощи спуститься вниз. И внизу просящую какие-то копейки на недостающие ей покупки. Я ее зауважала! Она не просто стояла и протягивала руку, а вот так трудом зарабатывала себе на жизнь, поднимаясь по большой и скользкой лестнице раз за разом, чтобы на каждом спуске заработать себе пару рублей. Или не заработать...

Удивительна Уфа тем, что у жителей там почему-то границ личного пространства просто не существует. Например, если я буду ехать в троллейбусе одна, то вошедший человек сядет обязательно рядом со мной, хотя будет куча свободных мест! Если я буду стоять у прилавка пустого магазина, подошедший человек обязательно встанет так, чтобы касаться меня рукой, боком, ногой, плечом - по максимуму. Причем, если отодвинуться, он(а) придвинется ближе. Первые пару раз я молча удивлялась, потом рассказала местным жителям, ребятам униформистам. Они объяснили мне, что это местная фишка такая, можно не напрягаться.

Кстати, об униформистах. И кстати, о балете.
Скажу ИМХО: самый лучший балет в мире - это уфимский. И еще Челябинский. Это просто нереально красиво, и не только солисты, а и весь кордебалет настолько удивительно прекрасен, что просто нет слов описать. На балет я ходила с регулярностью дирижера - я не пропустила ни одного балета за все наши гастроли в цирке. Ходила не одна, а брала с собой дочку "жены" моего шефа, Надюшку. Она отличалась живым умом и железной логикой в свои пять лет, отчего я ее просто обожала и восхищалась. Балет она любила, а в солиста уфимской труппы влюбилась бесповоротно и целых полгода потом планировала выйти за него замуж сразу же после совершеннолетия.
Традиция у нас была такая: мы приходили в театр, покупали либретто, я читала Надюхе вслух, отвечала на наводящие вопросы, потом мы шли смотреть балет.
Однажды мы пошли смотреть Кармен. Либретто не было. Я сказала, что мы и так все поймем, а если не поймем, то я ей потом объясню. Вопрос после спектакля был один: почему эти дяди ее убили? Я ей пояснила, что девушка Кармен была маленько непоследовательна, потому что морочила голову одному мальчику и другому. И тогда они решили ее не делить, а убить, чтобы никому не досталась. Надюха сказала, что поняла, вопросов больше нет.
Так вот про униформистов. Один униформист по имени Денис приходил ко мне часто поиграть на Соньке плейстейшн. Он был юным геймером и проходил мне игры, в которых я самостоятельно не могла что-то понять. На этой почве мы с ним и дружили. Денька был младше меня лет на 12, и общих интересов у нас больше не было.
А потом в программу приехала девочка Зарема, его ровесница. Он стал с ней дружить и частенько наведывался к ней в гости. И вот однажды картина маслом: сидит Денис у Заремы, заходит Надюха (5 лет ей, напоминаю) и задает Денису вопрос:
-- Денис, а вот скажи, ты с Оксаной дружишь?
-- Ээээ... да.
-- А с Заремой?
-- ??? Да...
-- Ну смотри... Зарежут!
Разворачивется и уходит. Денька в непонятках рулит ко мне и спрашивает, что это было?? Я не сразу вспомнила, что несколько месяцев назад мы посмотрели балет Кармен, из которого Надюха вынесла важный урок: если дружить сразу с двумя, то можно поплатиться жизнью. Денис впечатлился, я его успокоила, что резать мы его не будем, и он ушел.


Даже не знаю, чего еще вспомнить.
Из незначительного:
Примерзший напрочь кот, которого я отливала горячей водой ото льда, который орал как резаный, которого я потом отхаживала на конюшне, да там он и остался жить. Один из нескольких котов в разных городах, которыми я осчастливила местные цирки.
Моя операция на кишках, палата, табуны гостей со свежими там же возле больницы сорванными подснежниками, устилающими лес за цирковой гостиницей и до самой больницы.
Сбежавший по весне подругин кот, рыжий донской сфинкс, поднявший бурю мыслительных процессов среди местных жителей. Голое рыжее создание с болтающимися яйцами, мало походящее на традиционного кота, а потому показавшегося местным жителям пришельцем или чертом. Еле поймали, а то по парку уже гулять стали бояться, потому что там водятся рыжие марсиане/черти/домовые/ещектототам.
Наглые белки, ругающиеся на тропинке и не дающие пройти приличному человеку, пока человек этот не даст белке что-нибудь, оплатив свое право пройти через парк. Те же наглые белки, охотящиеся на нас с Вампириком. Это просто сюр какой-то - скачешь на лошади, а белки толпой улюлюкают и несутся по лесу вслед за лошадью, пугая нас обоих. Психические белки, в общем. Наглые, жирные, нихрена не боящиеся белки. В суп их надо, блин.
Старый приятель-джигит Ильдар, талантливый и умный, бросил цирк и ушел к свидетелям Иеговы. Жаль, что больше никто не увидит его выступлений.
Первые попытки перекидки в восемь булав, я в истерике, педагог кричит ТЫ СМОЖЕШЬ!, а я хоть и могу, но бросаю булавы и убегаю в сторону, потому что когда в меня летят на огромной скорости и высоте куча тяжелых булав, я воспринимаю это как психическую атаку и хочу сбежать. Но педагог вбивает мне в голову мысль ТЫ СМОЖЕШЬ!, и я таки могу, я кидаю восемь булав, кричу от страха и нервов, но кидаю таки! И ладони в синяках, и левый большой палец в мясо, и ногти в клочья, а я кидаю.

Больше не помнию ничего. Если вспомнию, напишу.
Tags: Рассказы, Цирк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments