Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Categories:

Туркменский национальный вид спорта: езда на троллейбусах

Виды города.
73,70 КБ

70,59 КБ

Думаете, это чей-то дворец? Нет, это детский дом для детей-сирот. Расположен он в долине Бахардена, в полусотне километров от Ашхабада.
51,80 КБ




Хотя гостиница была совсем рядом с цирком, ездить мне приходилось довольно часто. И я увидела много удивительного для моего европейского восприятия.
Например, любопытно, что троллейбусы активно трудятся только с 7.00 до 17.00 по рабочим дням недели. Вечером и по выходным по городу курсирует один, редко два рогатых. Думаете, это больше неудобство? Ничуть! Во-первых, троллейбус можно остановить не только на остановке, но и в любом месте дороги, примерно как у нас маршрутку. Во-вторых, совсем не факт, что ты доедешь куда нужно, даже если троллейбусы будут ходить каждые пять минут. А в-третьих, что там того города? Ашхабад можно пройти насквозь за три часа прогулочным шагом.

Для экстремалов советую в этом виде спорта стараться быть как можно ближе к водительской кабине. Потрясающее зрелище, когда на остановке водитель успевает достать пакетик с насваем и закинуть порцию под язык. Начинаешь живо интересоваться, куда же мы сейчас заедем? Насвай хоть и легкий, но все-таки наркотик.
Не знаю, по какой причине среди водителей отсутствует традиция жать на тормоз, когда троллейбус проезжает поворот. Может, из-за насвая, а может, потому что туркмен – это джигит, а «тормоз придумали трусы». В общем, гордые водители не сбрасывали скорость на повороте. Все это выглядело как катание на карусели. И не подумайте, что такое случилось только раз или два! Отрыв рогов от электропроводов случался в промышленных масштабах. Бывало, при поездке от цирка до Гаудана (микрорайон города) при прохождении трех поворотов рога отрывались все три раза. Тут уж зависело от азарта водителя. Ну, или от крепости насвая…
Местные жители и не подозревают, что в других городах и странах люди ездят на троллейбусах без каких либо технических неувязок. В Ашхабаде схождение с запланированной наукой траектории – это жизненная рутина. Происходит это настолько однообразно, что приходят мысли о дежавю. Водитель пролетает поворот, троллейбус по инерции еще какое-то время едет, а потом останавливается. После полной самопроизвольной остановки машины водитель молча (!) открывает двери троллейбуса. Не следует никаких объявлений в микрофон, никаких извинений и просьб. Все всё знают и так. Молча или переговариваясь о своих делах все мужчины встают на выход. Женщины остаются сидеть. Мужчины берутся за троллейбус и катят его под провода, куда им рукой покажет водитель. Потом он выходит сам, прицепляет рога к проводам, пассажиры возвращаются в салон, и этот удивительный общественный транспорт продолжает свой путь. До следующего поворота…
Может быть, кто-то подумает, что я фантазирую или приукрашиваю события. Но даю честное слово: в Ашхабаде происходит так много непонятного и удивительного, что не нужна никакая фантазия. Достаточно просто вспомнить и записать.

Кстати, еще мелкий штрих. Город Ашхабад – маленький, население небольшое, и многие люди друг друга знают. Добавьте к этому всеобщую привычку сигналить на улице всем знакомым и представьте, какая какофония постоянно звучит на дорогах города. У водителей автотранспорта принято подавать сигнал прохожим, которые проходят по разрядам «друзья», «родственники», «знакомые», «вроде где-то виделись» и «кажется, что это тот самый…». А у прохожих принято оборачиваться и махать рукой в ответ (если получится угадать, кто тебе сигналил, и сообразить, что сигналили именно тебе). Представили картину? Вот…
Кроме того, еще один нюанс, непривычный для обывателя наших широт. Мы привыкли, что когда автобус, троллейбус или поезд метро собирается сойти с маршрута раньше прибытия на конечную станцию, то задолго до сего события водитель объявляет пассажирам, до какого именно места им удастся доехать на его машине. Но в Туркмении никому и в голову не придет ставить пассажиров в известность! Туркменские водители такие непредсказуемые даже для самих себя, что могут неожиданно захотеть пообедать, просто отдохнуть или заняться своими делами прямо посреди маршрута. Не откладывая свои планы в долгий ящик, они тут же останавливают троллейбус, открывают двери и заявляют в микрофон: «Все, конец маршрута. У меня обед.» Не припомню случая, когда это было заявлено на остановке. Всегда – где-то возле чайханы, магазина, ларька или парка с тенью под деревьями. Двери открываются, народ без единого возгласа недовольства или удивления выходит и идет к остановке, а то и вообще пешком до цели пути.

Однажды было такое…
Я ехала с Гаудана к цирку. Путь проходил по широкой улице города. В то время улица Махтумкули была главной, по ней проходили военные парады на праздниках, там стояло нечто похожее на мавзолей, с которого президент страны принимал парад и приветствовал свой народ. На одной стороне улицы была гостиница «Ашгабат», а почти напротив нее – этот мавзолей и главный магазин города. Дорога была со спецразметкой для парадов.
Остановки там не было, но зато были ларьки неподалеку от дороги, как раз напротив входа в гостиницу. Возле ларьков стояла очередь. Водитель каким-то шестым чувством на расстоянии в несколько десятков метров со спины угадал своего приятеля. Остановил троллейбус, посигналил. Очередь обернулась. Водитель открыл переднюю дверь и высунулся из троллейбуса, махая рукой другу. Тот поприветствовал водителя в ответ и дал понять, что сейчас освободится. Пассажиры сидели в троллейбусе и вяло наблюдали за происходящим.
Через несколько минут друг достоял очередь и купил то, что ему было нужно. Потом спокойным шагом подошел к троллейбусу. Мужчины разговорились. Как можно было понять из разговора, Нижат (друг) сообщил водителю, что у их общего друга Аннаораза свадьба. Да-да, у Аннаораза, представляете? И прямо сейчас нужно ехать к нему на свадьбу, потому что если не поехать, то Аннаораз непременно обидится. Разумеется, водитель никак не мог допустить, чтоб Аннаораз на него обиделся. Они еще несколько минут обсуждали, что бы ему подарить. Все это время троллейбус стоял на дороге, пассажиры сидели и с разной степенью интереса слушали об этом удивительном событии – Аннашка наш наконец-то женится! В конце концов (прошло минут пятнадцать) было решено: надо ехать на свадьбу.
Показательно то, что ни один человек за все это время не сделал попытки выйти из троллейбуса, хотя дверь была открыта. После принятия решения водитель без микрофона выглянул в дверь и сказал, что дальше он не едет, его рабочий день закончился.
Пассажиры без единого недовольного взгляда или слова начали выходить на улицу в открытые двери. Да и как можно было возмущаться, когда тут такое счастье? Свадьба же! Люди выходили и неспешно шли в сторону ближайшей остановки. (Кстати, остановки в Ашхабаде расположены довольно далеко друг от друга.) Я вышла вместе со всеми и решила подойти к ларькам, посмотреть, что там есть. Хорошо, что я не пошла дальше. Тогда я пропустила бы трюк троллейбусного спорта, по всем параметрам – трюк олимпийского уровня. На дороге происходило вот что.
Как я догадалась (признаться, не сразу), на свадьбу нужно было ехать в противоположную сторону. Мужчины посовещались, потом Нижат вышел из троллейбуса и встал сзади него на дороге. Взялся за веревки от рогов. В это время водитель начал разгоняться. Нижат с веревками в руках бежал за троллейбусом. Потом водитель посигналил (от сигнала остановилось движение на обеих сторонах дороги), и тут же Нижат дернул за веревки, чтобы рога отцепились от проводов. Троллейбус плавно развернулся на дороге, двигаясь по инерции. Нижат все еще бежал за троллейбусом. Когда машина полностью развернулась и остановилась в противоположном своему плановому маршруту направлении, водитель вышел и прицепил рога к проводам. Нижат перевел дух, мужчины зашли в троллейбус и покатили поздравлять Аннаораза со свадьбой.

В России троллейбусный спорт упрощен настолько, что и спортом-то его не назовешь. Вот взять, к примеру, посадку и высадку пассажиров. Никакой романтики, никакого накала страстей, все просто и незамысловато. При приближении к остановке люди встают, продвигаются к дверям. Если кто-то стоит впереди, то спрашивают, не выходит ли тот человек. Человек в положительном случае кивает головой, а в отрицательном – воспринимает вопрос как намек уйти с дороги и не мешать. Всем все понятно, ритуал отточен до мельчайших подробностей. Когда двери открываются, все желающие выйти выходят, а потом желающие зайти – заходят. Европейцу не придет в голову, что можно весь процесс сделать как-то по-другому.
Но туркмены подошли к этому творчески. Выглядит это так.
Троллейбус подходит к остановке. Открываются двери. Приезжие из России по традиции своей страны выходят из троллейбуса. (Если таковые присутствуют, конечно.) Потом в троллейбус заходят все желающие в нем ехать. Потом (sic!) местное население начинает вставать с мест и двигаться к выходу. По причине того, что свежевошедшие загородили все двери, выходящие люди словами или физической силой выталкивают их наружу. Выходят сами. Потом желающие уехать со второй попытки попадают в салон троллейбуса, и двери закрываются.
Первые пять раз я, наблюдая эти игрища, думала, что люди проспали, задумались или еще как-то случайно не распознали остановку, на которой им нужно было выходить. Ну, бывает, да. И со мной такое случалось. В Перми, например, я так уснула, что уехала до конечной остановки троллейбуса. Но как показали внимательные наблюдения, это не ошибки и не невнимательность, а традиция. Или, все уверенней склоняюсь к своему мнению, вид спорта. Ну и правильно! Туркменбаши ведь сказал, что туркмены спорт любят, уважают, и занимаются им поголовно. Видимо, он имел в виду именно то, о чем я сейчас пишу.

Если вы все же сумели попасть в троллейбус, а водитель совершенно трезв и сыт – не обольщайтесь. Вовсе не факт, что вы, севши в маршрут номер семь, приедете в 30 микрорайон, а не на Текинский базар, к примеру. Тут все зависит от желаний большинства пассажиров.
В паре кварталов от того места, где я наблюдала за разворотом троллейбуса, маршруты расходятся. Семерка едет прямо по Махтумкули, а шестерка поворачивает налево, к консерватории. В основном мне удавалось доехать до «тридцатки», но иногда планы срывались. Однажды в троллейбусе ехала молодая пара, и парень всячески пытался завладеть вниманием девушки. В результате он договорился с водителем, заплатив ему, и троллейбус свернул налево. Правда, водитель оказался столь любезен, что открыл двери перед поворотом, чтоб люди, нежелающие ехать к консерватории и на Русский базар, смогли выйти.
Несколько раз оказывалось, что большинство пассажиров едут именно на базар, а для этого им нужно выйти на перекрестке и пересесть на другой маршрут. Большинство решало, что если скинуться всем желающим, то можно запросто договориться с водителем о смене маршрута. Пару раз я опоздала на репетицию из-за победы «большинства».

В каждом виде спорта есть свои опасности. В троллейбусном спорте их несколько.
Первая: можно задохнуться. Не обязательно от физического контакта чужих рук с твоим горлом. Вовсе не от этого. Тем более, что таких случаев и не было. Задохнуться можно, встав рядом с кем-нибудь не очень любящим душ в жаркие летние дни. Вот как поднимет руку к поручню такой товарищ, как пахнёт у него из подмышки специфическим ароматом, так и перестанут легкие работать в состоянии почти коллапса.
Девушкам еще труднее. Специально для них добавлена спортивно-троллейбусная опасность, заключающаяся в атаке фроттажистов (или фроттажеров?). В общем, стоит себе девушка в транспорте, никого не трогает, примус починяет, а тут к ней пристраивается какой-нибудь горячий парень и начинает двигать бедрами и пыхтеть. Если вовремя не двинуть ему сумочкой по голове, то можно доехать до пункта назначения в не только помятом, но и намоченном и липком виде. (Уж простите за такие подробности, просто предупреждаю.)



Продолжение следует.
Tags: Рассказы, Цирк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments