Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Рыжий нарик

Однажды в июле приехали ко мне два мужика с соседнего совхоза и говорят:
-- Дай нам твоего коня кобыл в хозяйстве покрыть.
Это они про моего Душмана говорили. Я говорю:
-- А как я буду на работу ездить? Пешком, что ли, пойду?
-- Ну так мы тебе взамен на время нашего жеребца дадим, на нем поездишь.
-- А чего вы своим жеребцом кобыл не покроете?
-- Да он у нас странный какой-то. Зимой кроет, а летом - нет.
-- ???
-- Ну да, так и есть. И кормим мы его хорошо, и сам он выглядит отлично, сытый, в порядке. А почему не кроет летом - сами не можем понять.
-- Может, устает за зиму?
-- Да нет, от чего там устать? У нас и кобыл мало.
-- Да, действительно странно.
Я расспросила их, умеет ли их жеребец бегать быстро, не ленивый ли. Они всячески расхваливали коня. Ладно, подумала я. Рискнем.

Села на Душмана, уехала к ним в хозяйство, что от меня находилось в тридцати киломатрах пути. Там выпустила его в табун к маткам, а сама пошла в конюшню за жеребцом. Конюх мне его вывел в загончик, и я онемела. Ярко-рыжий жеребец с белой проточиной и белыми носочками, он выглядел как отличный дончак, хотя той особенной донской специфичной красоты, которую я так люблю, там не было. Можно было принять его и за торийца, но он был гораздо выше, примерно 170 в холке. Шея длинная, высоко поставленая. Глаз ясный, чистый. Во всем облике было выражение веселости и готовности на любые ратные подвиги. Я залюбовалась.
Конюх сказал мне, что специально не выпускал его сегодня на пастбище с кобылами, зная что за ним приедут.
Я взяла из его рук повод и повела коня к заборчику, чтоб взгромоздиться на него верхом. Конюх в это время подошел к ограде и разглядывал моего Душмана, уже облюбовавшего себе озорную гнедую кобылку и ухаживающего за ней. В глазах конюха читалось многое - смесь жалости, брезгливости, ужаса, разочарования, недоверия собственным глазам, страха за будущее потомство совхозных лошадей от этого чалого недоделка... Потом он встрепенулся от своих невеселых мыслей и спросил:
-- А других жеребцов у вас нет?
-- Откуда? Мне и одного много, - пошутила я.
-- Мда..., - конюху больше нечего было сказать. А что тут скажешь? Кого пригнали, тот и покроет кобыл. В конце концов, не ему потом на детях этого страшилы ездить.
В это время Душман уже покрыл кобылу и наконец-то решил рассмотреть свое новое место жительства. Я посмотрела на него, мысленно попрощалась и поехала домой. Вернуться за ним я обещала через месяц.

Тридцать километров рыжий конь преодолел весело и без малейшего напряга. Да, действительно, неплохой жеребчик мне достался на месяц. Но тем более удивительно слышать о его временной импотенции. Конь-то в порядке, в отличной физической форме!
Огромным потрясением для меня было следующее открытие. Я отпустила жеребца на свободный выпас, а когда утром я собралась на ферму - пошла за ним в поле на краю деревни. Вышла на околицу, подняла вверх руку с уздечкой и позвенела трензелем. На этот звук конь поднял голову, увидел меня с уздечкой, бросил все свои дела и помчался ко мне. Ну настоящая Сивка-Бурка! Я даже ипугалась немного. Надо же!

Поехали мы на работу. Там я занялась своими обязанностями, говорила с доярками, проверяла коров и т.п. Мой красавчик бродил где-то за забором фермы и что-то там жевал. Я мельком подумала: чего он там бродит по сорнякам, когда рядом замечательное поле на опушке леса, с прекрасной травой. Мы не пасем там коров, и эта полоса между лесом и летней фермой стоит нетронутая. Но дел было много, я эту мысль не удержала, занялась распоротым соском на вымени старой коровы.
Управились часа через три, я стала собираться домой. Сложила инструменты и лекарства в рюкзак, взяла уздечку и пошла звать коня. Побренчала трензелем, как утром... а конь только повернул голову в мою сторону, но ко мне не побежал. Наивная, подумала я. С какой стати он будет всегда мне навстречу бегать? Это же не собака, в конце концов. А утренняя радость и "сивкобуркость" - это, наверное, просто бонус по случаю нашего нового партнерства.
В голове все еще крутился тот порваный сосок, я размышляла о его лечении, а сама продиралась сквозь заросли за лошадью. Конь убегать и не подумал, стоял на месте и похоже, дремал. Я надела на него уздечку и повела к лавочке, чтоб забраться наверх. Седло было надевать лениво, поэтому я пользовалась им нечасто, ездила в основном просто так. Иногда для комфорта кидала на спину старую фуфайку, если не забывала.
Попрощалась я с доярками, и под их одобрительные возгласы в адрес моего рыжего красавчика потрусила в сторону леса, чтоб по короткой дороге через небольшое болотце и речушку приехать домой.

Рыси коню хватило минут на пять. Где-то в самом начале леса он перешел на шаг и поплелся по тропинке. Я озадачилась. Конь выглядел явно уставшим и заспанным. Странно. Он же бежал сюда с огромной радостью и энергией, на ферме все три часа занимался ерундой, т.е. кушал. Где же он мог так устать?
Пришлось сломать веточку с дерева, чтоб немного приободрить коня. Он чуть прибавил шагу, но на рысь так и не перешел. Я решила доехать до дома на первой скорости, а там уже разобраться.
Добрели мы до болотца, причем пешком я дошла бы до него быстрее, чем доехала на лошади. И тут случилось самое непонятное. Конь зашел в воду и начал ложиться! Я попыталась шенкелем выслать его вперед, хлестнула его березовой веткой, но конь не обратил на меня ни малейшего внимания. Он просто лег, а я оказалась по колено в воде! Я слезла с лежачего коня и в испуге заглянула ему в глаза. Я боялась увидеть там боль колик или еще что-то ужасное и непоправимое. Но на лице был только отпечаток заспанности и какого-то необыкновенного блаженства. Вообще, если отойти метра на три и посмотреть на коня издали, было похоже, что во всем его виде было какое-то состояние нирваны, при этом интеллект во взгляде животного полностью отсутствовал. Лицо его выражало полнейшую беспробудную глупость.
Я была в шоке. Не могла ничего понять. Но что-то ведь надо было делать!!! Я попыталась поднять коня из болота, но только перепачкалась сама, а тот лежал как свинья в луже и чуть ли не похрюкивал. Было похоже, что конь не собирался вставать до конца своих дней.
После некоторых раздумий я пришла к выводу, что домой мне придется идти пешком, чтобы принести сюда какие-нибудь лекарства, а может и помощь привести. Я сняла с коня уздечку и пошла.
Вернулась я часа через три. Конь лежал в той же луже и мирно посапывал, закрыв глаза. Он спал! Я подошла к нему и окликнула. Тот приоткрыл глаза, попытался сфокусировать на мне затуманенный взгляд. Вроде бы получилось. Выражение его глаз стало осмысленным - он меня узнал. Конь поднял шею, потянулся ко мне губами и тихонько заржал, почти шепотом. Я обрадовалась - больная лошадь вряд ли стала бы ржать! Я решила пока не делать ему никаких уколов, а просто надела уздечку и потянула за повод. Конь встал на слегка подрагивающие и подкашивающиеся ноги. Я пошла через болотце на тропинку, конь поплелся за мной. Так мы и пришли домой, пешком. Я поставила коня в сарай, крикнула проезжающим к телятнику мужикам на тракторе, чтоб они скинули мне с телеги немного "зеленки", т.е. скошеной молодой кукурузы, которую они везли телятам на вечернюю кормежку. Напоила и накормила коня и ушла в дом.
Вечером вышла, проверила - конь выглядел абсолютно здоровым! Удивительно, что же с ним такое было? Ну да ладно, главное, что все хорошо закончилось, конь жив и здоров, все в порядке. Я поехала на вечернюю дойку вместе с доярками, на машине. Рыжий остался дома.

Утром мы снова направились на работу. Рыжий рвался в бой - просился галопировать, пыхтел и сопел от усердия, уши держал торчком, хвост по ветру, ноги поднимал высоко и легко нес меня в сторону фермы. Мы пригарцевали на работу, как Жуков на Парад Победы. Доярки залюбовались нами, мы замечательно выглядели в лучах восходящего солнца около шести утра. Я сняла с коня уздечку, отправила его завтракать, а сама занялась тем рваным соском и другими проблемами. Прошло три часа, я закончила работать, сложила инструменты, умылась, переоделась, окликнула коня... конь стоял как и вчера - смурной, вялый, неактивный, безразличный ко всему происходящему. Нет. НЕТ! Он не выглядел больным! Несмотря на то, что он был похож на лошадь, больную столбняком, он выглядел здоровым, хотя и заторможеным, словно обкурился чего-то. Обкурился... обкурился чего-то... хм...
Смутные подозрения закрались мне в душу. А где это он стоит? Что он тут ест, на задворках фермы? Ага!!! Так он же стоит в самой гуще цветущей марихуаны! Вот это да... Да мой конь - наркоман, оказывается! Он три часа обгладывал цветущие верхушки с конопли, вот сейчас я как раз это вижу - сама трава стоит почти нетронута, а весь цвет обгрызан конем. Мамочки... Ну и ну.
Мне стало смешно. Я начала хохотать, выползая из конопляных зарослей с уздечкой в руках, но без коня. Доярки вышли из молочника и насторожено посмотрели в мою сторону. Я от этого вида засмеялась еще сильнее, встала на колени, повалилась на траву и начала хохотать, вытирая слезы. Доярки обступили меня и молча наблюдали за истерикой. Я еле просмеялась - мне было смешно и от моего открытия, и от озадаченных, ничего не понимающих доярок. Пришлось им все рассказать, чтоб они не подумали, что и я там верхушек наелась вместе с моим рыжим. Они недоверчиво выслушали, удивленно пожали плечами - никогда не слыхали о конях-наркоманах. Мы всей гурьбой пошли за моим рыжим недоразумением. Я надела уздечку, вывела коня из "поля чудес" и отвела в загон для больных коров. Пусть постоит там до вечера.
Снова пришлось ехать с доярками, а конь остался на ферме, в "вытрезвителе" - небольшом загончике возле моего кабинета. Что ж, заберу его вечером.
Вот так и была разгадана тайна красивого рыжего жеребца, почему он не крыл кобыл летом. Да не до кобыл ему было! Он на свободном выгуле находил цветущую коноплю и поедал ее, почле чего как производитель уже был несостоятелен.
Когда я вернула его через месяц назад, я предупредила конюха, чтоб не отпускал его во время цветения конопли на свободный выпас, и тогда все будет в порядке. А мой Душман встретил меня с радостным ржанием - видимо, семейная жизнь уже немного утомила его, и он был рад вернуться домой.
Tags: Рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments