Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Category:
  • Music:

Джордаш

Вспомнила, что хотела написать про всех своих собак…

Работали мы в Томске в шапито. Иду в магазин, смотрю — бегает ничейный ротвеллер. Без ошейника. Я постояла, посмотрела — нет, не видно никого, кто выглядел бы как прогуливающийся владелец собаки. Я подозвала пса свистом, тот подбежал ко мне, виляя остатком хвоста. Такой весь жизнерадостный, лоснящийся, улыбающийся пес размером с пони. Моя давняя подруга — владелица лучших в России и Европе ротвеллеров, поэтому она немного научила меня в них разбираться. Смотрю, пес шикарный, экстерьер на высшем уровне. По зубам — месяцев десять-одиннадцать. Пока смотрела зубы, увидела клеймо на ляжке. Т.е. зубы-то я во рту смотрела, но пес не умел их показывать, начал играть, я его завалила и увидела там клеймо. Ну, думаю, потерялся чей-то крутой пес. Погладила пса и пошла себе дальше в магазин.


Возвращаюсь обратно, а он стоит у магазина и меня ждет. Увидел — рванул ко мне как к родной, загарцевал рядом. Не попрошайничал, нет! Просто обрадовался мне, а в сумку даже не полез нюхать. Ладно, думаю, пойду в цирк, оставлю там в гримерке еду (мы жили прямо в гримерках, там в те годы гостиницы еще не было) и пойду искать хозяев. Где собачий клуб я знала, потому что там же был и кошачий, а я зачем-то туда ходила, уже не помню, зачем. Пришла в клуб, пес следовал за мной без поводка, практически не отвлекаясь на окружающий мир. Показала клубным работникам, они почмокали, поцокали, выразили восхищение роскошной собакой, но никто из них не признал найденыша. Записали мои данные, номер собакиного клейма и пообещали обзвонить все клубы и всех ротвеллероводов в городе, чтобы найти хозяев. Да так и не нашли. Я еще потом пару раз к ним заходила, но они только разводили руками. Так у меня самозавелся ротвеллер, которого я назвала Джордаш по первой букве клейма.

Жил он у меня на конюшне, потому что в гримерке просто не было места. Тогда у нас было две лошади, владимирец Гусар и америкос Вампирик. Когда Джош вошел первый раз на конюшню, то увидел Гусара, который стоял в открытом деннике, но не выходил наружу, потому что он у меня так воспитан не выходить, пока не позовут. Гусар был гнедым, как все нормальные владимирцы, т.е. цветом он получался примерно как ротвеллер:




Джош увидел Гусара, когда подошел практически вплотную, потому что озирался по сторонам, а Гусар не шевелился и не показывал вида, что он живое существо. И вот Джош увидел Гусара в двух метрах перед собой, встал как вкопаный и замер. Выражение его лица говорило: «Бог есть! И он передо мной!» Слюна тонкой струйкой стекала до пола, у пса на лице было благоговение и шок от увиденной им прекрасной картины воплотившегося бога, какого он себе его, наверное, представлял. Оцепенение продолжалось долго, я заскучала и решила вывести собаку из ступора. Позвала его по кличке, он услышал человеческий голос, вздрогнул, посмотрел на меня, тут же в ужасе повернулся обратно к коню, но увидел, что явление ему не померещилось, а вот оно стоит себе абсолютно реальное, - и успокоился, что это происходит наяву, мой голос бога не спугнул. И тут собаку прорвало — пес бросился к Гусару, встал ему на плечо лапами и вылизал всего, куда только смог дотянуться. Гусар сначала немного удивился, но потом ему понравилось быть божеством, и он благодушно подставлял шею, щеку, грудь и не шевелился, чтобы собаке было удобно его боготворить.
ПО такому случаю я поселила Джоша в соседний пустующий денник, и они проводили все время вместе, общаясь через щели в перегородке.
Вампирика он увидел позже, но сердце уже принадлежало Великому Его Величеству Гусару так безраздельно, что на другого коня уже просто не оставалось места.

Вскоре мы переехали из Томска в Челябинск. В Челябинске очень удобная гостиница квартирного типа, я поселилась в однокомнатную квартиру с кухней и ванной. Джош, который на момент нашего знакомства никогда не видел ошейника, не умел ходить на поводке и знал только две команды «гулять» и «еда», переехал со мной в квартиру. В первые дни он умирал, я тоже плохо себя чувствовала, приходилось носить его на руках на улицу выгуливаться. Дело в том, что из Томска в Челябинск мы ехали на фуре, и по пути у нас лопнуло колесо. Не буду рассказывать про ту идиотскую дорогу, хотя там тоже есть что вспомнить. Но колесо лопнуло не просто так, а порвалось в клочья, и кусок обода укатился вперед нас, когда мы пытались затормозить. Слава Богу, мы не разбились, хотя это было чудо в такой ситуации. И вот пока водитель с Русом меняли колесо, мы с Джошем пошли в осенний лес погулять. Нагуляли двух зайцев, выскочивших у нас из-под ног и чуть не подаривших мне инфаркт. В тихом желто-зелено-красном лесу, где даже не слышно было птиц, вдруг из-под поваленного дерева скакнули два огромных русака и ломанулись через поле к лесополосе. Я аж завизжала, потому что они выскочили в метре от меня, а Джош не вздогнув посмотрел им вслед и с нулем эмоций побежал гулять дальше. Да, не охотник он оказался.
Кроме двух зайцев мы наловили примерно сотню клещей. Своих я сняла в гостинице, когда пошла мыться после дороги, всего их оказалось двенадцать. А с Джоша я сняла больше шестидесяти клещей уже нажравшихся и толстых. И пес слег от такого нашествия. Я его откачала еле-еле, он похудел, но после выздоровления быстро набрал массу, опять начал лосниться и блестеть глазами при виде Гусара.
Что любопытно, Джош видимо раньше жил где-то в частном доме, но не в деревне, а в каком-то приличном коттедже. Учитывая его неумение ходить на поводке и при этом страсть к чистоте. Каждый раз после прогулки он врывался в квартиру и первым делом залезал в ванну. Пока я не помою ему лапы, он никуда не вылезал, хотя знал, что потом его ждет еда.
О, да! Еда! Есть Джош любил и делал это самозабвенно, со свинячьим азартом. После еды стенки на метр вверх и пол на метр вокруг были забрызганы кашей. Я стелила газеты, а со стен в прихожей ошметки каши смывала потом тряпкой. Но Джош считал, что при еде неизбежны такие вот побочные эффекты, поэтому отнсился к кускам каши на стенке философски и шел мыться в ванну после каждого приема пищи. По-другому он не умел и, кажется, даже не думал, что по-другому бывает.

А еще Джошу очень понравилось прыгать. Прыгал он через все, что можно было перепрыгнуть. Я показала ему, что собака способна перепрыгнуть через палку, забор, поваленное дерево, скамейку в парке и многое другое, если сказать волшебное слово «барьер». Кажется, Джош думал, что способность прыгать находится в прямой зависимости от этого слова, и без команды сначала даже не пытался прыгнуть сам. Он видел какое-нибудь валяющееся бревно или лавочку, гарцевал рядом, поскуливал и умоляюще смотрел на меня в ожидании волшебного «барьер», и тут же взлетал над препятствием.

Когда я ездила верхом по парку, Джош любил бежать рядом, держа меня зубами за носок ноги перед стременем, не видя ничего впереди себя, спотыкаясь и иногда падая. Зачем он это делал, я не знаю, но частенько бегал так с задранной головой. А еще он довольно долго соображал, что я езжу на лошади сверху и постоянно путался и удивлялся. Вот вроде бы стоит лошадь, стою я, все в порядке. Потом хлоп — я исчезаю, лошадь начинает ходить или бегать, а мой голос исходит от лошади, но лошадь — это же не я, а другое существо, но когда пропадаю я, то она начинает говорить моим голосом. И потом вдруг лошадь останавливается, и неожиданно появляюсь я, хотя даже непонятно, откуда я тут взялась, если они с лошадью убежали совсем на другой конец парка. Я пыталась ему махать руками сверху, кричать, звать по имени, но доходило до него очень долго, не меньше месяца.

А еще Джош не воспринимал собак как себе подобных. Т.е. он не реагировал на них ВООБЩЕ. Бежит собака, подбегает к нему, нюхает его, а он посмотрит без эмоций, немного нюхнет в ответ, а чаще просто подождет, пока это некто покрутится вокруг и понюхает его со всех сторон — и убегает по своим делам дальше. Я старалась социализировать его с собаками, но получалось плохо — пес просто не интересовался ими как классом, и суками в том числе. Для него бог, царь, друг, любовь, смысл жизни и биение сердца был Гусар. Все.
Однажды едем по набережной (а в Челябинске цирк стоит возле набережной), зима уже, снег, Джош носится вокруг и изучает природу. Навстречу идет мужик с эрделем без поводка. Смотрю, эрдель заинтересовался Джошем, остановился и внмательно изучает его издали. Потом побежал к нам знакомиться. Я решила подозвать собаку, чтобы тот обратил внимание на эрделя, чтобы пообщался с братом по разуму. А я ехала по набережной, напомню, и слева от меня был парапет. Джош с нулевой заинтересованностью в адрес эрделя откликнулся на мой призыв, но увидел парпает и решил, что нужно его перепрыгнуть. Разбежался, проскочил мимо эрделя — и сиганул за ограждение в реку. Эрделю хватило ума не прыгнуть вслед за ненормальным, а мужик посмотрел на меня недоумевающе. Я подъехала к парапету и глянула вниз — внизу стоял Джош по шею в сугробе, покрывающем лед реки. Лететь было довольно много, так что хорошо, что было много снега. Я объяснила как могла мужику, что собака просто очень любит прыгать, а мужик рассказал, как проехать до места, где пес сможет подняться на набережную. Я поехала дальше, а Джош как дельфин большими прыжками следовал за мной по реке, выпрыгивая из глубокого сугроба. И вроде бы ему это нравилось.

В то время в цирке на репетиционном периоде стоял Добряков со своими рысями, кабанами и медведями. Медвежата были еще маленькие, их выгуливали на поводках на улице. Джош любил с ними играть. Медвежата залезали к нему на спину как всадники, причем пока они карабкались, пес стоял не шевелясь, а потом начинал носиться как бешеный мустанг. Медвежата падали с него, потому что плохо ездили верхом. Тогда Джош снова останавливался и давал им на себя залезть. И опять повторялось родео. Проходящим людям это очень нравилось.
Потом медведи уже выросли и стали такими (Катя):




Наша партнерша работала номер "овчарки на лошадях", и я решила отдать ей Джоша, чтобы он выступал. Очень уж талантливый и азартный пес оказался. Светка научила его с разбегу прыгать на бегущего рысью коня, толкаться всеми четырьмя ногами, и спрыгивать опять на манеж. Собаке этот трюк очень понравился. Но не понравился коню. Белорусский упряжной Ежик после того, как пару раз выпал за барьер от толчка могучего ротвеллера, понял, что лучше при небольшой белорусскоупряжной массе не бежать в это время рысью, а вставать в фиксированную стойку. Вообще все цирковые лошади умеют крепко фиксироваться на звук перестука буферов и сцепок товарного состава, потому что знают, что сейчас будет сильный удар. Они перестают жевать и мгновенно встают в стойку, широко расставив ноги и чуть опустив голову. Так, чтобы центр тяжести был пониже. Так же и в этом случае бегущий рысью по кругу Ежик при виде несущегося ротвеллера резко останавливался, опускал голову, расставлял ноги и замирал. Пес толкался, прыгал обратно на манеж, и Ежик продолжал бег дальше. Зрители от вида этой фиксации хохотали и думали, что это мы специально научили Ежика так вставать, но на самом деле Ежик просто помнил, как пару раз на репетиции упал за барьер, когда тот черный псих толкнул его в стройный рыжий бок.
Светка решила не издеваться над конем и продала в каком-то городе Джоша какому-то большому спецу по ротвеллерам, который обещал его холить и лелеять. И когда мы в следующий раз встретились со Светкой в цирке, она сказала, что Джош у нее больше не работает.

Вот так у меня жил ротвеллер не очень долго, но очень ярко.
Tags: Рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments