Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Вьюга и Тагил

Жила была у меня собака Вьюга.


Была она русской псовой борзой. Старенькая уже. Когда она была молодая, она со своим мужем работала на охоте у одного мужика в Кемеровской области. Я с тем мужиком познакомилась, потому что покупала у него борзых щенят. Но Вьюга уже стала старая, и потом я забрала и ее тоже, потому что конец рабочих собак всегда один - пуля в голову, когда они перестают охотиться.
Вьюга была женщиной азартной, талантливой и с железными нервами. Еще она была очень рассудительной и логичной. В общем, мудрая пожилая собака. Восемь лет. В молодости она ездила по выставкам и ловила зайцев в полях. Ее дед был чемпионом мира в городе Брно где-то в годах, когда я была еще маленькой. У нее были дипломы по живому и механическому зайцу, по волку, еще там какие-то. Ловила она все, что движется. У нее не было перекоса в мозгах на тему овчарок (борзые вообще любят ловить овчарок, профдеформация), но зато она таскала все, что было мельче спаниэля. Любого окраса и любого биологического рода. Однажды она где-то украла болонку, которую притащила мне. За Вьюгой неслась со скоростью бешеной черепахи старушка, которая материлась и рыдала одновременно, требуя вернуть ей животное. Я страшно извинялась, конечно. Вернула болонку живой и невредимой. Мы потом даже подружились с этой старушкой, она пару раз приходила в цирк консультироваться со мной на тему болезней своей собачки.

Дело было в Нижнем Тагиле. Каждый день я ездила верхом по берегу озера на Дуэте, жеребце латвийской породы. Замечательный конь был. Когда мы его продали, мне подарили бутылку амаретто. Она до сих пор у меня хранится, с 1992 года.
Так вот. Еду, зима, где-то позади бегает Вьюга. Я уже отшагиваю коня, направляюсь к цирку. Осталось метров двести, я подзываю собаку, оглядываюсь - а Вьюга бежит сзади Дуэта с котом в зубах. Ровно такого же окраса, как и она сама - белого с палевыми крупными пятнами. Я даже не сразу поняла, почему у меня собака стала такой странной формы. Непонятно было, где кончается Вьюга и начинается постороннее животное. На горизонте не было ни одной старушки, никто не кричал, не ругался, не плакал. Но я все равно велела Вьюге выплюнуть кота, на что она никак не отреагировала, а деловито припустила в сторону цирковых ворот. Я прибавила шагу и поехала за ней. Вахтер открыл нам ворода, мы заехали во двор, а потом в конюшню. И только там собака выпустила из пасти кота. Что вы думаете? Кот отряхнулся, сел на пол посреди конюшни и начал мыться от собачьей слюны. Он не подорвался убегать, не начал шипеть на собаку, не стукнул ее по носу, вообще никак не отреагировал на происшествие. У меня сложилось четкое мнение, что кот сам попросил собаку подыскать ему место для зимовки. Не знаю, как они договорились, но вот так все это и произошло. Собака принесла огромного взрослого котищу на конюшню в Нижнетагильский цирк.

Кот был довольно худой (хоть и рослый) и очень грязный. Понятно, содержать белую шерсть в чистоте очень сложно, если ты живешь на улице. Поэтому я взяла кота и отнесла в гостиницу. Помыла его там, решила, пусть живет со мной. Назвала Тагилом, что было логично. Кот был очень воспитаный, ел много и аккуратно, ходил в опилки, спал в ногах. Ласковый, но не навязчивый.
Через пару дней я поняла, что или коту надо отрезать яйца, или выгнать из дома, потому что он хоть и ходил в опилки, но пахло со страшной силой. Поэтому я вернула его на конюшню.

И тут началось... Кот понял, что два дня у него были на реабилитацию, помывку, откормку и отпуск. А сейчас пора начинать работать. Он провел рекогносцировку, разработал себе план передислокаций и приступил к поимке крыс. Ровно в одно и то же время несколько раз в сутки Тагил выходил на дежурство. По нему можно было проверять часы. Он шел с конюшни в закулиску, потом в форганг, потом справа огибал четверть манежа, выходил в правый боковой проход, поднимался на второй этаж фойе, выходил в зал, запрыгивал в оркестр, проходил где-то там дальше, и т.п. Обход длился около часа. Если удавалось поймать крысу, обход прерывался, Тагил нес крысу к вахтерам. Вообще-то, между прочим, его спасла моя Вьюга, я его кормила, устроила ему лежанку рядом с денником Серса, гладила и лелеяла, а крыс он носил к дедушкам на вахту! Обидно, между прочим. И несправедливо. Я даже где-то в глубине души немного обижалась на кота, хотя подозревала, что у него были какие-то свои основания так делать, скрытые от меня. Кот таскал крыс десятками, деды были счастливы. Прикармливали его, конечно. А когда мы уезжали в Ашхабад, они слезьми рыдали, уговаривая нас не забирать Тагила с собой. Мы вроде бы сначала думали, что раз мы его принесли, то и заберем, не бросать же его тут на произвол судьбы. Но деды поклялись, что они будут кормить его и беречь, и что они очень его любят за трудолюбие, скромность, прожорливость и любовь к нардам. Ну и вообще, мужская солидарность. Поэтому мы оставили Тагила в Нижнем Тагиле, хотя первое время очень по нему скучали.

Может, кто-нибудь из тагильцев видел нашего кота во время представления? Потому что он не делал никаких перерывов, и если шло цирковое представление в установленное им время дежурного обхода, он все равно занимался своим делом. И даже если в закулиске сидели медведи на цепях или отшагивались лошади, он все равно выходил в форганг и на глазах у зрителей проходил четверть круга вокруг манежа во время представления. Зрители думали, что это специальная фишка, смеялись и фоткали его. А кот просто шел на работу. Каждый день, без выходных. Надеюсь, он много лет проработал придворным крысоловом.

Честно. Ни слова не соврала.
Tags: Рассказы, Цирк
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments