Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Кудряш. Ошибка моей жизни.

Мне было семнадцать лет. Я окончила школу и работала в колхозе пастухом. Интересна была деревенская жизнь мне, городской девушке. Но, разумеется, самое интересное и притягивающее было на колхозной конюшне. Ради лошадей я и очутилась в этом заброшенном, забытом всеми небольшом колхозе на севере Кировской области.
Опыта у меня не было никакого, ездить верхом я училась сама. Всего несколько человек на всю нашу деревню могли сесть на коня и проехать верхом - это конюх, его сын и несколько объездчиков полей. Вот они и выдали мне молодую кобылку Луну, кавалерийское седло, сыромятную уздечку - и отправили на все четыре стороны, учиться ездить на лошади и пасти колхозных коров. Так и получилось, что кобыла стала моей. Но конюшню я не забывала, приходила туда каждый день, выпускала лошадей на водопой и побегать в леваде. Всего у нас было около шестидесяти голов, практически все они были необъезженны. Хоть и имела я свою лошадь, но самым моим любимым конем был четырехлетний игреневый жеребец Кудряш. Он был таким красивым! Темно-шоколадная блестящая шкура и почти белые грива и хвост. Такой масти я до Кудряша не видела нигде, только в мультике про Конька-Горбунка.

Тогда я еще не могла понять, что именно привлекало меня к этому коню. Сейчас, вспоминая его стати, я понимаю - конь был красив своим природным поставом головы и шеи, он был очень похож на красавца-арабчонка, хотя был намного крупнее. Длинная шея, хороший затылок, легкая голова, высокие движения... Этот конь запросто мог бы брать призы на любительских соревнованиях по выездке, если бы попал в правильные руки. Но судьба сложилась так, что всего было четыре руки, которые прикасались когда-то к этому красавцу - конюха Петровича и мои. Кудряш был оповожен, т.е. он был ручным, мог спокойно ходить в поводу на недоуздке или в уздечке. Он был очень ласковым и добродушным конем. Я любила выводить его в леваду при конюшне, бегать с ним там или, стоя у ворот, любоваться его движениями, похожими на балетный танец.
Кудряш хоть и любил поиграться на воле, поноситься по леваде от забора к забору, но в стойле ему было спокойней и уютней. Побегав минут пятнадцать по вытоптанной глинистой почве, он разворачивался и бежал на конюшню. Ворота конюшни располагались с торцовой стороны, а над ними был еще один широкий въезд на "второй этаж", там был сенник. Въезд был сделан из крепких бревен и досок, по нему свободно поднималась лошадь с телегой. И получалось, что над выходом в леваду был козырек. Сама левада располагалась с правой стороны конюшни, вдоль ее длинной стены, а остальные три стороны левады были обнесены высоким забором. Из-за того, что выход был с торца, получалось, что по форме левада напоминала химическую колбу с загнутым концом - небольшим коридорчиком под козырьком сенного въезда. В этом коридорчике всегда было опасно выводить застоявшегося коня, потому что из-за сумрака и узости молодые жеребчики волновались, стараясь как можно быстрее вырваться на свободу. Так вошло у них в привычку - пробегать побыстрее этот коридорчик.
И вот однажды случилось вот что. Кудряш носился по леваде, а потом вдруг резко завернул ко входу в конюшню. Я в то время стояла как раз в этом коридорчике. И вот Кудряш несется прямо на меня. Разумеется, я повела себя так, как повел бы любой городской житель, не имевший дел с лошадьми - я просто отскочила в сторону, пропустив Кудряша в конюшню. Я обрадовалась, что лошадь не зацепила меня случайно, не притерла к стене или забору. Перевела дыхание, закрыла конюшню и пошла домой.
На следующий день я пришла на конюшню побегать с лошадьми, выпустить их попить воды и размять ноги. Пришел черед Кудряша. Все было как вчера - Кудряш носился по леваде с гордо поднятой головой и слегка отставленным хвостом, вылитый араб. Но вот прошло совсем немного времени, как он развернулся в сторону конюшни и поскакал к воротам. Я снова была на том же месте, в самом начале левады, у коридорчика. Кудряш побежал в мою сторону, но я заметила, что он не просто бежит в конюшню, а несется именно на меня. Я испугалась, в три прыжка оказалась у забора и перелетела через него. Кудряш с победным фырчаньем вбежал в конюшню.
Потом два или три дня я на конюшне не появлялась, было много дел дома. А когда я в очередной раз выпустила Кудряша в леваду, он почти не бегал там, а буквально через пару минут направился к воротам. И снова я оказалась там! Но что это? Кудряш несся в мою сторону, прижав уши и раскрыв рот! Я в ужасе перелетела через забор, а позади меня клацнули конские зубы. Что это с Кудряшом? Вечером я спросила у конюха, не заболел ли игреневый красавчик. Конюх ничего подозрительного не заметил - конь кушал хорошо, на здоровье не жаловался. "Ничего", - сказал конюх, - "Вот послезавтра мужики придут, будут к лету себе коней объезжать, вот там и посмотрим, что у него со здоровьем."
Рассказывать, как в деревне объезжают коней, не стану. Очень уж это дело нервное, злобное и болезненное для лошади. Нужно было объездить в телеге восемь лошадей. Кудряш был четвертым по счету. Мужики, а их было человек двенадцать, были уже слегка уставшие, невнимательные и расслабленные. Один из них, дядя Семен, вывел Кудряша в леваду, надел уздечку, привязал веревку и стал гонять его по кругу, чтоб конь слегка устал - тогда будет меньше шансов разбить телегу. А остальные стояли за забором, наблюдали и ждали того момента, когда можно будет запрягать лошадь в телегу.
Кудряш побегал всего минут пять, а потом вдруг рванул к воротам на конюшню. Разумеется, он попытался убежать, когда был в ближайшей к воротам части своей траектории. Семен удержал коня на веревке, хотя ему было довольно трудно это сделать. Кудряш попробовал сбежать еще пару раз. Не получилось. И тогда конь сменил тактику. Он пробежал по кругу до той точки, когда Семен оказывался между Кудряшом и воротами, резко повернул и побежал напрямую к конюшне. На его пути стоял человек. Это была не я, городская семнадцатилетняя девчонка, неопытная трусиха. Семен не отбежал в сторону, не прыгнул через забор. Он встал, поднял руки и строго окрикнул коня. Но Кудряш уже понял, что если бежать на человека - тот испугается и уступит дорогу. Конь не остановился. Человек не отошел. Это было сильное столкновение. Семен упал на землю, веревка запуталась в его ногах и на шее лошади, в туче весенней сухой пыли было не разобрать, что творится в этом клубке. Кудряш пришел в ярость от того, что человек не пропустил его на конюшню. Он набросился на лежащего Семена и начал кусать его за спину и голову. Семен свернулся клубком, закрыл голову руками и прижал ее к груди, как смог. Тут остальные люди начали понимать, что происходит и побежали к нему на помощь. Палками еле отогнали разъяренную лошадь в сторону и вытащили окровавленного Семена за ограду левады. Как потом оказалось, кости у него остались целы, но из множества покусов текла кровь и были огромные ссадины на спине, руках и даже шее. Ему повезло, что Кудряш не прокусил ему шею насквозь.
Так и не смогли объездить этого коня. Он совсем испортился, позволял людям делать только то, что сам считал нужным. Радовался мне и конюху, когда мы приходили на конюшню кормить лошадей. Спокойно давал надеть на себя уздечку, чтоб вывести его в леваду или на пастбище. Но стоило только кому-то попытаться остановить его, когда он бежал в конюшню - он прижимал уши, разворачивался и несся к человеку, бросался на него с открытым ртом. Это было страшное зрелище. Такой нежный и приветливый при добром расположении духа конь в один момент преображался в яростную фурию, если кто-то смел ему перечить.
Все это продолжалось недолго. И в конце весны Кудряша погрузили на тракторную телегу и увезли с двумя старыми коровами на бойню, сдали на мясо.
Так моя глупая ошибка из-за неопытности и трусости чуть не привела к травмам или смерти человека и отправила самого красивого коня на мясокомбинат.

Сейчас я уже знаю, что ни в коем случае нельзя показывать лошади свой страх или отбегать в сторону, когда он бежит ко мне. Но тогда я этого не знала, и научить меня было некому...


Вот такой масти был Кудряш.
Tags: Рассказы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments