Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Дурацкий адвокат

Ну вот что за человек этот адвокат, а... Который там у нас ездит на белом коне. Когда всех разогнали, он переехал в частную конюшню в ста метрах от нашей, и сейчас все равно ездит в нашем манеже и на плаце. Манежный хам, я вам про него рассказывала. Ему лет пятьдесят с небольшим, наверное. Ездит он не так давно, т.е. к лошадям пришел уже будучи сильно взрослым. Т.е. к лошади, у него только этот конь и был, на других он не ездил. Какой он в параллельной жизни, я не знаю, но если такой же, то бедные люди, его окружающие. У нас с ним никто ездить не хочет, особенно неопытные всадники и те, у кого лошади горячие. Он носится на своем белом коне так, как хочет, и АБСОЛЮТНО плюет на других. На плацу мне повезло — он ездит только по жесткой части плаца, где проводится конкур, а я езжу только по вязкому песку, куда он не заезжает. Так что накладок бывает мало, хоть и случаются.

А сегодня я уже закончила с Хенрикой, которая была совершенно без башни, потому что вчера ее не доработали до кондиции, и она сегодня «пугалась всего страшного» — птичек, тетеньки с сумкой, машинки, веселопедиста, другой тетеньки с коляской и т.д. Пришлось ее двадцать пять минут рысить, чтобы она пришла в себя и перестала отвлекаться. И то не перестала, пока я еще три галопа на ней не сделала. В результате укатала лошадь, как нужно, потом помыла ей лапы, потом попасла минут пятнадцать, чтобы легкие очистить, и вот пошли мы на конюшню. Половина ворот закрыта, а вторая створка открыта, и нужно зайти туда не совсем рядом, а чуть впереди лошади, а потом уже лошадь идет. Рядом с плечом не очень хватает места заходить, но если идешь возле шеи, то лошадь с седлом прекрасно вписывается. И мы вторую створку не открываем. Идем спокойно, тихо вокруг, птицы поют в лесу в количестве пятисот человек, и только я начала заходить, как тут Хенрика неожиданно срывается и вносит меня грудью на конюшню. Я продолжаю держать повод, пытаюсь прийти в себя, в это время Хенрика разворачивается на месте лицом к воротам и замирает в позе памятника, выпучив глаза и раздув ноздри. Впечатление, будто ей динозавр жопу откусил неожиданно. Я в шоке, конечно же, собралась разозлиться, но вижу по ее лицу, что она нечаянно меня раскатала, и что что-то там произошло.
И по конюшне расползается запах горелого асфальта от ее виража...

Оказывается, адвокат на своем коне ехал на плац через нашу базу. И в тот момент, когда я заводила лошадь на конюшню, он сошел с песка на асфальт и показался где-то в угле поля зрения лошади. Хенрика в полной тишине от этого, конечно, дико испугалась — мало ли, кто из этого леса выйдет? Рисковать не стоит, в этом ее инстинкты и шесть лет табунного содержания не сомневаются.

Адвокат нас видел, мы его нет, и не слышали даже. Он мог бы меня окликнуть, зная количество тараканов моей лошади, или подождать выходить на асфальт, пока я не войду на конюшню. Но так тонко его извилины не работают, техника безопасности — неизведанная для него терра инкогнита. Причем, все годы, сколько он тут находится, на него кричат, психуют, ругают, объясняют, показывают — бесполезно.

Сейчас пришла домой и пересчитываю синяки по всей левой половине тела. Хенрика целая, она не зацепилась.
Tags: belmonto, Дурдом, Лошади, Хенрика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments