Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

Хенрика

Сегодня для интересу повесила Хенрике не оголовье, а трензельную уздечку с шпрунтом, как я раньше ездила. Вывод: она шагает шире, с опущеной головой и в хорошем поводе именно в такой уздечке. Прямо упрется, опустит голову, расслабится — и машет ногами, зад за перед заходит почти на два следа. Зато галоп жуткий! Снова быстро мчится, вырывает повод, шпрунт не помогает совершенно, гнется на галопе намного хуже, ничего нормально делать не может, контргалопа не получилось ни одного. Любопытно, как одна лошадь так по-разному ведет себя в зависимости от надетого на нее железа. И ведь сам мундштук у меня очень мягкий, дужка малюсенькая, рычаги коротенькие, цепки нет вообще.

Кстати, забыла рассказать. В воскресенье приезжал тот Томас, который до меня тут работал и ездил на Хенрике под руководством Злого Тренера. Даже троеборье на ней ехал. Вот так впервые на лошадь сел, и через пару-тройку месяцев поехал троеборье на недавно заезженной кобыле. Томасу-то ничего, а у Хенрики крышу и сорвало тогда.
Так вот. Стоим в коридоре конюшни с лошадкой. На ней уже оголовье надето, седло накинуто на последнюю дырку, чтоб не свалилось. Я собралась ей ноги зоовипом растереть перед тренировкой, беру в руки баночку с мазью. В это время на конюшню заходит толпа наших, кто в патруль в этот день собирался ехать, и Томас с ними. Томас подходит к Хенрике, встает перед ней, протягивает ей кусок сахара и ласково начинает с ней говорить тихим голосом. Хенрика только его услышала и увидела, как начала заваливаться и падать на все четыре ноги! Ноги подкашиваются, она валится на пол и все тут, а я ее пытаюсь поднять и удержать на ногах. Сахар она, конечно же, есть не стала. Томас в офигении на все это смотрит.
Удержала я кобылу бедную, до земли она не долетела, но стояла потом трусилась еще какое-то время. Я ее быстрее увела с конюшни и уехала подальше в лес. Это ж надо, два года прошло, а парень так на нее действует! Хорошая память у несчастной лошади, которую такие вот два недоумка довели до нервного срыва.

А вчера ездила на ней Модеста. Кстати, она такая сейчас счастливая ходит, хвастается всем, что Хенрика стала хорошая и спокойная, и ее немножко уже слушается. Модеста после тренировки отпустила ее на поляну пастись, как я ей говорила раньше. И тут я приехала. Модеста мне языком жестов показывает, что кобыла наша гуляет на поляне, кушает. Я прохожу мимо, а Хенрика уже по шагам меня узнала и стоит не ест, а изображает опять памятник с торчащим пучком травы в зубах. Я ей рукой помахала, поздоровалась. Она сорвалась с места и галопом к выходу с поляны доскакала. Я ей кричу, что тихо, нельзя на асфальт галопом! Та остановилась, шагом вышла на асфальт и пошла к конюшне. А я добежала до поворота и иду сзади, окликаю ее, чтобы она меня увидела. Хенрика остановилась, повернула ко мне голову и стоит смотрит. Так и стояла, пока я до нее не дошла, потом мы вместе пошли на конюшню, я ее запарковала там, воду ей включила.

Когда Аманда, как собачка, за мной бегала, то оно не так приятно было, потому что Аманда вообще как собака по характеру, привязчивая и ведомая. А эта - аутистка, лошадь-сама-по-себе, никто ей не был нужен. Так что втройне приятно, что сейчас она не убегает от меня, а наоборот, подходит или даже подбегает ко мне на поляне. Поздоровается, обнюхает, и идет дальше кушать. Т.е. не идет, а просто рядом стоит и пасется. И это при всем том, что требую я от нее много и физически и морально, с тренировок приходим мокрые обе.

Вот если бы она еще бегать нормально научилась, а то невозможно на ней рысью ездить.
Tags: belmonto, Лошади, Хенрика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments