Sheva (sheva_vet) wrote,
Sheva
sheva_vet

В нашей маленькой психиатрической лечебнице

Каждый раз, когда я думаю, что невозможно, чтобы полиция еще сильнее походила на психиатрическую клинику, сразу случается что-то такое, что говорит мне — МОЖНО. Это еще не предел. Как говорится, «я думал, что ниже уже опуститься некуда, как вдруг по дну кто-то постучал».

Сегодня. Никитке дала Рондо, сама решила взять одновременно Хенрику, покататься немного рысью, раз она последние два дня шагом по пять часов бродила — размять лапки и дыхалку. Думаю, побегаю минут десять рысью, минуты две-три галопом, и хватит. А Никита пусть дальше ездит, а я посмотрю за ним. В это время начали кормить лошадей на час раньше, потому что им в патруль, и я очень срочно почистила кобылу, накинула как попало седло и уздечку и повела ее из конюшни. В коридоре стояла завхоз и молча наблюдала, что я делаю. Я молча прошла мимо нее, уже на улице доседлала лошадь и пошла догонять Никиту.

Решили поехать в лес. По дороге встретили ветврача, которая шла на работу очень поздно, потому что она сейчас на больничном со сломаной рукой. Сначала поехали в лес, потом на ипподром. На ипподроме проехались пару кругов рысью (круг один километр), Никита был без стремян. Потом я ему сказала, чтобы шел шагом, придерживал коня, а я попробую проехать на Хенрике галопом, чтобы проверить ее настроение и желание скакать. Т.е. как захочет, пусть так и скачет. Если не захочет, то пойду шагом. Хенрика захотела и попросилась в кентер, а я стояла в скаковой посадке почти полтора круга, пока Никита шел с Рондо шагом. Если бы я кобылу не держала, она отправилась бы скакать куда резвее, но мне не захотелось напрягать Рондо, а то вдруг парень коня своего не удержит? Никита вообще-то тоже просился галопом, но я не разрешила, а то он точно бы упал. Потом снова поехали в лес шагать, в лесу я выбрала тропинку, проходящую мимо трассы и неподалеку от военного тира, где в это время шли стрельбы. Никита еле держал коня, Рондо метался на одном месте галопом, но все прошло хорошо, Никита ругался уже не потому, что он боится, а потому, что конь балуется. Это хорошо, подумала я, опыта парень набирается.

Возвращаемся домой, а там замкома мне говорит:
— Ну опять скандал был.
— Что на этот раз?
— Завхоз пришла ко мне и давай орать, почему Оксана поседлала Хенрику? У нее же выходной.
— Ну да, выходной, в патруль она не идет, но ездить-то ее надо.
— Так надо было на корде немного погонять, она же вчера устала в патруле.
— Шагом ходить устала? Вы чо?

Я в офигении говорю замкому, что вообще-то я прошла в двадцати сантиметрах мимо завхоза с поседланной лошадью, и почему она молча на меня смотрела и ничего не сказала? Если бы запретила ехать, я бы поставила кобылу назад или взяла бы ее на корде, как было бы сказано. Но нет, она промолчала, потом в лесу ветврач промолчала, ну мы и поехали. Лично я бы не подумала, что молодая лошадь вдруг устала от шагового патруля так, что ей бегать нельзя стало. Неужели завхозу так неприятно со мной говорить, что она даже согласилась на издевательства над уставшей лошадью, но мне слова не сказала? Замкома только пальцем у виска покрутила, на том и порешили.

Но это еще не все. Иду забрать седло с лавки, где оно сохло. Впереди меня идет Аркаша, наш мент-шизик, который зимой скандал устроил, дав мне Герцога, а потом верещал, что "кто ей дал моего коня". Ну тот, кароче, припадошный. Идет впереди и нудит:
— Многие на базе вами недовольны. Вы слишком хорошо тут себя чувствуете, ведете себя, как дома, будто вы тут работаете. Это нехорошо. Люди недовольны.
— ??? Кто это мной недоволен?
— Неважно. Я не буду говорить, кто. Мое дело вас предупредить, что вами недовольны.
— А почему это ВАШЕ дело? Лично вы недовольны? Если да, то чем именно? И что мне нужно исправить в своем поведении?
— Я не собираюсь тут с вами ничего обсуждать в подробностях.
— Ок, тогда идем к командиру в кабинет, и там вы ему выскажете, кто недоволен, чем конкретно, и пусть командир или уволит меня, или накажет, или выскажет, в чем проблема, чтобы я исправилась.
— Причем тут командир? Командир ни при чем, ему вообще об этом знать не нужно.
— Как это ни при чем??? Это полиция! А как же субординация? А как же то, что командир ПРИ ВСЕМ, что происходит на вверенной ему территории? Он обязан все знать по должности и обязан разобраться и наказать виновных. Так что идемте.
— Не пойду я никуда. Вами недовольны! Вы слишком смелая и раскрепощенная, ходите тут с поднятой головой и ничего не боитесь. Люди вами недовольны.
— Дальше что?
— ЧТО ЗНАЧИТ «ДАЛЬШЕ ЧТО»??? КАК ВЫ СО МНОЙ РАЗГОВАРИВАЕТЕ??? Я ПОЛИЦЕЙСКИЙ! А ВЫ КТО??? ЧТО ЭТО ТАКОЕ??? *слюни летели по всей конюшне*
— Я спрашиваю, что дальше? Вы сказали, что люди недовольны. Я спросила, дальше мне что делать? Как себя вести? В чем именно измениться? Как именно опустить голову и как именно стать скромнее? Как мне измениться, чтобы все стали мной довольны? Если уж вы критикуете, то критикуйте конструктивно, подробно, в чем именно проблема.
— Не надо ездить в разных там шпрунтах *не имеет представления о том, что это такое и для чего*, не надо ездить в лес, скрывать, чем вы там занимаетесь, нужно находиться всегда на виду у всех и не прятаться и неизвестно что не делать.
— Так точно!

Я ушла, потому что уже не могла больше терпеть, чтобы не засмеяться от всей серьезности и негодования, с которым Аркаша вдруг мне все это начал высказывать. Но, с другой стороны, это нетактично, накручивать и травить на меня шизика, у которого крыша не на месте. Он сколько лет тут работает, ни разу у психиатра не прошел тесты на ежегодных медкомиссиях. Заваливал и он, и еще там один мужик. Два шизика, которым, между прочим, выдают оружие! И они, между прочим, работают в полиции, ездят среди мирных людей с этим оружием. А тут еще всякие гадские бабы этого несчастного Аркашу еще накручивают и заводят. Вот нафига? Чтобы пристрелил кого-нибудь?

Пошла к командиру:
— Ну что я опять натворила сегодня?
— А что случилось?
— *пересказала беседу с Аркашей*
— Как мне это надоело...... В понедельник соберу полное собрание всех работников, и пусть они выскажут все свои недовольства лично и открыто. А кто не выскажет, пусть потом молчит до скончания века раз и навсегда. Надоело!!!
— И правильно. Потому что я всегда открыта для критики и всегда готова критику выслушать. Если мне что-то выскажут, я или объясню, почему именно так я сделала, или скажу, что была неправа, и больше не буду так делать. А такое вот «тобой недовольны угадай почему» мне нафиг не нужны.


Кстати, прикол. Дочка завхоза, чьи две фотки я выложила в мордобук, написала мне запрос на две метки — себя на одной из фоток, где она скачет галопом, и той девки на жмуде, которую они с мамашей тренируют, которая с боевого поля сбежала. Ну я подтвердила метки и еще добавила метку на ту фотку, где конь у нее замкнулся и встал колом на галопе. Потом пару дней думаю, почему же никто эту фотку из ее друзей не комментирует? Сходила проверила — а она, оказывается, ту свою фотку закрыла, чтобы ее друзья не видели. Сколько я тут за несколько лет снимала спортсменов на падениях и т.д. — еще ни разу никто свои метки с таких фоток не убирал. Позорище!
Tags: belmonto, Дурдом, Рондо, Хенрика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments