Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

me

Прибитый пост


 
  free counters 





19 Во свидетели пред вами призываю сегодня небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе, благословение и проклятие. Избери жизнь, дабы жил ты и потомство твое,
20 любил Господа Бога твоего, слушал глас Его и прилеплялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя и долгота дней твоих, чтобы пребывать тебе на земле, которую Господь [Бог] с клятвою обещал отцам твоим Аврааму, Исааку и Иакову дать им.
(Втор.30:19,20)

הַעִדֹתִי בָכֶם הַיּוֹם, אֶת-הַשָּׁמַיִם וְאֶת-הָאָרֶץ--הַחַיִּים וְהַמָּוֶת נָתַתִּי לְפָנֶיךָ, הַבְּרָכָה וְהַקְּלָלָה; וּבָחַרְתָּ, בַּחַיִּים--לְמַעַן תִּחְיֶה, אַתָּה וְזַרְעֶךָ.
לְאַהֲבָה אֶת-יְהוָה אֱלֹהֶיךָ, לִשְׁמֹעַ בְּקֹלוֹ וּלְדָבְקָה-בוֹ: כִּי הוּא חַיֶּיךָ, וְאֹרֶךְ יָמֶיךָ--לָשֶׁבֶת עַל-הָאֲדָמָה אֲשֶׁר נִשְׁבַּע יְהוָה לַאֲבֹתֶיךָ לְאַבְרָהָם לְיִצְחָק וּלְיַעֲקֹב, לָתֵת לָהֶם. (פ



Сюда можно задавать вопросы, я отвечу.

koni

Рондо и мундштук

Вчера втихаря нацепила на Ронду мундштук - уже настоящий, а не детский, с цепкой и нормальным грызлом. И что бы вы думали? Совершенно другая лошадь стала! В прошлый раз я с мягким мундштуком без цепки пальцы себе в мясо смозолила, а вчера с этим просто наслаждалась ездой. Правда, недолго, чтобы не напрягать коня для его первого раза. Он, конечно же, периодически натыкался на мундштук, когда собирался рвануть или задрать голову, и это при том, что мундштучный повод был почти в провисе, без натяжения. А потом понял, что если бежать в сборе и не баловаться, то будет все хорошо и удобно. Мы проехали пару кругов по плацу вольтами в обе стороны, потом принимания на рыси туда-сюда, а потом попробовали менку. Сначала я сделала по одному разу туда и обратно, Рондо наткнулся на железо при попытке традиционно понестись после первой же менки, потом быстро стух и вспомнил о дисциплине, и потом мы распрекрасно проехались в четыре темпа от угла до угла, просто как олимпийская лошадь! Рондо аж сам обалдел, как это у него получилось, остановился и глубоко задумался. Я сразу расстегнула ему капсюль, сняла цепку и пошагала на длинном поводу пару километров, а потом домой.

Сейчас не знаю, что делать дальше. Вариант один: просить у командира разрешения пользоваться мундштуком. Даже если он разрешит (скорей всего разрешит), эта дура врачица снова увидит и побежит к нему истерить, промывая ему мозги разным дремучим бредом, а потом он мне тоже запретит. Он запретит, потому что она сказала, а она запретит, потому что у нее появится повод поссать на стенку выше, чем я, т.е. чтобы никто не забыл, что главная тут - она.

Вариант два: ездить по воскресеньям, пока врачица в церкви, и раз-два в неделю, положив мундштук в карман, а надевать уже на ипподроме, и потом снимать там же после тренировки. По идее, мне может вполне хватить пары месяцев такой езды. Главное, чтобы Рондо успел понять, что на менке не нужно нестись, а нужно спокойно скакать с той же скоростью, как до менки. Вон Хенрике полутора месяцев хватило езды на трензельке, она и до сих пор на мягком трензеле галопом коротко скачет и не рвет вперед, как бешеная.

В принципе, мне не запрещали ездить на Ронде в мундштуке. Запрет был на Хенрику, потому что "она привыкнет так работать, а Модеста потом не сможет ездить в простой уздечке, а научиться в мундштуке она тоже не сможет". Так что до первого палева я могу спокойно работать с чистой совестью. А может, так звезды повернутся, что и потом не запретят. Коня ж все равно продавать будут. На состояние копыт мундштук не влияет, так почему бы и не ездить? Впрочем, дело не в коне, а в политике - не забывать, кто в доме начальник.

Как думаете, какую стратегию выбрать?
me

"Тебе что-то не нравится? Ну и прекрасно. Вали".

Нацисты поначалу использовали дискриминационное законодательство, чтобы вынудить евреев эмигрировать из Германии. Но уехали не все. Не все сообразили чем это может закончится. Сидели на кухнях наверняка, рассуждали: "Ну куда нам ехать? Тут наш магазинчик, какой-никакой доход, квартира, друзья, дети тут выросли, мы тут все знаем. Куда ехать-то?". Или: "Да кому мы там нужны? У нас и денег таких нет, чтобы жизнь заново в другой стране начинать". Или: "Может, еще подождем, посмотрим что будет?". Или: "Вроде еще ничего страшного не происходит. Всего лишь несколько странных законов. Но у власти идиоты, чего от них еще ждать. Не будут же они людей убивать, в самом-то деле". Или: "Ой, достали уже эти разговоры. Лично я никуда не собираюсь, меня все устраивает, а вы уже или езжайте или прекратите ныть на эту тему". А гайки закручивались и закручивались, пока дверь к свободе не захлопнулась окончательно... Очень это важно - не прозевать последний корабль, последний поезд. Не упустить момент, за которым - одно безнадежное Слишком Поздно.

radulova
politic

Что с голосами?

Решила проявить свою гражданскую активность, тем более, что Валентинку пора послать не в виде открытки, а всерьез и надолго. Это я даже из заграницы вижу. Хотя и не хотелось бы уподобляться Владимиру Ильичу. Ну, да я революций делать не собиралась, я просто решила проголосовать на сайте против Матвиенки. И что?


Голосую, мой голос посчитали и отправили подтверждение на почту:

27.98 КБ




Иду на почту, жмякаю на ссылку в письме, меня возвращают на сайт, пообещав, что мой голос учтен, и что я вижу?

49.97 КБ



Что, за 30 секунд 28 человек забрали свои голоса назад? Или что я не понимаю?
photo

Ходорковский

Я вообще не разбираюсь в политике и не хочу разбираться. Скажу только одно: Ходорковский - самый красивый мужчина во всей галактике, это как минимум. А может, и дальше. Невероятно, умопомрачительно и волшебно красивый. Могу смотреть на него, как на самую распрекрасную картину самого талантливого художника - просто любоваться. Мое чувство прекрасного наслаждается этим видом.
А кто его посадил, все дураки и сволочи.

me

Берлин

Даже не знаю, что написать про этот город. Эмоций много, но я не могу сформулировать их в слова. Главные эмоции - это грусть и боль. Я с детства болезненно реагировала на немецкую речь, мне становилось страшно, хотелось куда-нибудь убежать, спрятаться, чтобы не слышать. До сих пор мне неприятно и страшно, хотя умом давно уже понимаю, что это все в давнем прошлом, даже не в моей жизни. Я надеялась выбить клин клином, покататься по городу, послушать немецкую речь, внушить себе, что этот страх - глупость. Вроде бы казалось, что более-менее нормально. Тем более, перед Берлином я неделю слушала австрийцев. Приехала в Берлин, помылась быстренько и пошла на улицу искать туристический автобус. Нашла, села, поехала. Вроде нормально. Но потом автобус остановился у больших ч/б фотографий на военную тематику, где были изображены офицеры немецкой армии, и гид спросил меня: "Нравится?" Я ответила раньше, чем включила политкорректность: "Я еврейка из России. Как думаете, мне нравится?". Гид пересел в конец автобуса и рассказывал уже оттуда.
В основном он говорил о деньгах: сколько стоило построить торговый центр и вокзал, сколько денег у банков, сколько богачи заплатили за новые машины из магазинов Мерседеса, Бентли, Ламборгини. А у меня перед глазами стояла война, те фотографии. Мы проезжали по улицам с еврейскими названиями, мимо огромной Новой синагоги, мимо мемориала памяти убитых евреев Европы. Конечно, Германия уже не та, что была в 30-40-х годах прошлого века, я все это головой понимаю. Я ничего не имею против немцев и Германии вообще. Но клин не сработал. Страх остался, такой очень глубокий и неприятный страх, который нельзя объяснить и наверное нельзя убрать. Гены в отдельно взятом человеке, т.е. мне, пересилили разум. Отвлечься на магазины, зоопарк, прогулки и фотосессию с друзьями на фоне Рейхстага получилось только на короткое время, а сейчас все вернулось в исходное положение, которое было всю жизнь до этой поездки. Так же страшно и больно, и хочется плакать от мыслей о том, что произошло в войну.

Наделала много фоток, но даже нет настроения их выкладывать. Разве только совсем чуть-чуть.

Collapse )
me

Иерусалим, Нахлаот. 4 часть.

Нахлаот - общепринятое название целого ряда небольших кварталов в центре города, основанных во второй половине 19-го века. Один из них - это ашкеназийский квартал Мазкерет Моше, как и многие другие исторические места, названный именем сэра Моше Монтефиори. Другой, заселенный сефардами - Мазкерет Охел. Здесь вырос пятый президент страны Ицхак Навон. Воспоминания детства вдохновили его на создание пьесы "Бустан сфаради" ("Испанский сад").

Collapse )